На главную страницу сайта http://albertmaximov.ru/

 

                                                                            ГУННЫ И ДРУГИЕ     

 

* Ерманарих и Аттила * Каталаунские поля * Трактат Меховского * Тюркские мечты * Великаны-исполины *                        

 

                                                                       ЕРМАНАРИХ И АТТИЛА

 

   С чего началась история как наука? Вряд ли с результатов археологических раскопок. Ибо они, скорее, производное, приложение к базису – исторической хронологии. Началось же все с анализа дошедших и сохранившихся до скалигеровского времени (а это конец XVI века) различных исторических источников, большинство которых появилось в историческом обиходе лишь в XVXVI веках (XV век – начало книгопечатания, благодаря которому обрели вторую жизнь чудом сохранившиеся к тому времени рукописи античных и раннесредневековых авторов. Но это, конечно, с точки зрения ТВ). Однако давайте представим себе немыслимое: к XVXVI векам не сохранилось НИЧЕГО. Разве что какие-то отрывки из истории времен XIV, в лучшем случае XIII веков.

   Что стало бы в этом случае с исторической хронологией? Может быть, она возникла бы позже. Но не в этом суть. Итак, представим себе: погибли все письменные рукописи. Однако до XVXVI веков, тем не менее, дошел бы передаваемый устно, к примеру, скандинавский эпос. Ответьте на вопрос: как могли отнестись первые историки-хронологи к сведениям этих саг? Приняли бы всерьез, разработав на их основе хронологию неких исторических событий более ранних, чем события XIIIXIV веков? Такое вполне вероятно. Даже сейчас многие историки всерьез относятся к сведениям скандинавских легенд, черпая из них подтверждения тех или иных исторических постулатов. Но в этом новом гипотетичном мире сведения из скандинавских саг сверять было не с чем. Разве что впоследствии с данными археологии. Что бы произошло с историей? Не возникла бы иная хронология Европы и мира, совпадающая с современной, начиная лишь с периода XIIIXIV веков? Такое предположение вполне резонно.

   Но в нашей реальности древние исторические источники никуда не исчезали. До сегодняшних дней дошли Тацит и Геродот, Флавий и Светоний. Но вопрос лишь в том, жили ли они действительно в античное время? Или все же в Средние века? А если это так, то наша традиционная история Древнего мира и начала Средних веков столь же гипотетична, как история, основанная только на скандинавских сагах.

   Альтернативная версия истории предполагает именно второй из предложенных вариантов. А следовательно, и скандинавские саги и труды античных авторов более-менее равнозначны по наличию в них зерен правды. Исходя из этого принципа, рассмотрим некоторые исторические события, описанные в двух группах источников.

   В «Гетике» Иордана дается предание о гибели короля готов Эрманариха (Германариха). Это был король из рода Амалов, остгот по происхождению. В 370 году на готов напали гунны, от безысходности противостояния врагам Эрманарих в 376 (либо в 375) году в возрасте 110 лет покончил жизнь самоубийством.

   По преданию, до этих событий Эрманарих приказал за измену ее мужа четвертовать женщину из племени росомонов по имени Сунихильда (Сунильда). После казни женщины ее браться Сар и Аммий мстят Эрманариху и пронзают его мечом в бок, из-за этого ранения престарелый готский король уже не поправился. После его смерти часть остготов подчиняется гуннам, а другая часть вместе с вестготами уходит на запад. Таково предание.

   Прежде чем перейти к сагам Скандинавии, внимательно рассмотрим прозвучавшие здесь имена. Сразу же отметим, что имя готского царя двухсоставное: «Герман» и «рекс», где «рекс» – слово латинское, означающее «король», произошедшее, на мой взгляд, в свою очередь от усеченного семитского «серкс» («сар» – «царь, князь, правитель»).  Имя Сунихильда тоже двухсоставное: «Хильда» происходит от древневерхненемецкого hiltja – борьба. А вот «Суни», на мой взгляд, слегка испорченное слово «Гуни» (или «Хуни»), т. е. гунн, гуннское. В сумме они дают «гуннская борьба», «гуннский борец» или что-то в этом роде. Как видим, здесь уже появляются гунны и это не случайно. Гунны по АВ – смесь семитов и угров (первоначально это угры, после их захвата семитами-аварами происходит взаимное смешение, а этноним «гунны» уже переходит на новую семито-угорскую общность. Сам же этот этноним тоже семитского происхождения, но об этом – в следующем томе «Нашествия»).

   Теперь очередь за именами братьев Сунихильды (а по АВ получается, что Гунихильды). Сар – однозначно семитского происхождения. Аммий – тоже. «Амми» с  древнееврейского – «мой народ». Отсюда и множество производных имен из Библии: Аммизавад, Аммиил, Аммил, Аммиуд, Аммишаддай, Аммиэл. Опять кругом семитские имена, традиционная история этот факт попросту не замечает, зато это еще одно очко в копилку альтернативной версии. Мы же предварительно отметим, что, согласно преданию, готский вождь Эрманарих погиб от рук семитов Сара и Аммия.

   А теперь, наконец, можно перебраться и в Скандинавию, где нас ждут персонажи нескольких саг. Вначале речь пойдет о щитовой драпе, которая была посвящена Рагнару Лодброку. Драпа – основная форма хвалебных песен скальдов. Скальд получал от вождя в подарок расписной щит и должен был рассказать в своей песне о сюжете на щите. Данная драпа отличается своим ранним возрастом, считается, что она была сочинена в 830 году. В ней говорится о событиях, связанных с гибелью двух братьев, Сёрли и Хамдира, сюжет об этом и был изображен на щите. Нетрудно заметить, что эти имена являются древнескандинавской передачей уже известных нам имен Сар и Аммий.

   В этой легенде действует и третий брат – Эрп. А казненную жену конунга Ёрмунрекка зовут Фогльхилда.

   Мы уже предположили, что скандинавские саги и труды античных авторов относительно равноправны по наличию в них зерен правды. Те и другие одинаково опираются на какую-то дошедшую через века информацию о реальных событиях. Имена казненных женщин как раз показательны.  Общую вторую половину их имен рассматривать не будем. Зато первая половина имен наводит на любопытные размышления. Внешне «Суни» и «Фогль» не имеют ничего общего между собой. Зато предложенное выше слово «Гуни» («Хуни») вполне может оказаться связующим звеном. «Суни» и «Гуни», как я уже отмечал, явно близки друг другу. Но есть ли общее между «Фогль» и «Гуни»? «Фогль» я бы предложил рассматривать как слово с корнем «гль» (для удобства огласуем – «гуль») и приставкой «фо». Оба корневых слова «гль» («гуль») и «гуни» имеют общие черты, которые уже позволяют предположить, что трансформация слова «гуни» в слово «фо-гль» была вполне возможна. Если это так, то мы предположительно можем сделать выводы, что имена персонажей саги и античного труда произошли из единого общего источника.

   Точно так же появление в драпе третьего брата, о существовании которого нет ничего у Иордана, косвенно может говорить о том, что такой исторический персонаж мог существовать, однако известия о нем Иордану по какой-то причине не дошли.

   В щитовой драпе Сёрли и Хамдир, мстя за свою сестру, отрубают конунгу Ёрманариху руки и ноги (думаю, это не случайность, если бы они хотели просто убить, то сделали бы это проще). Однако воины конунга их забивают камнями. Погибшие братья являлись сыновьями конунга Йонакра и  были потомками Гьюки (о нем чуть ниже).

   Эти же герои через некоторое время появляются и в «Младшей Эдде», «Старшей Эдде» и «Саге о Вёльсунгах». В этих сагах имеется дополнительная информация об их третьем брате – Эрпе, рожденном от другого отца. Сёрли и Хамдир его презирают, называя ублюдком, а затем убивают. В русском языке слово ублюдок соответствует западному – бастард. Но бастард – это незаконнорожденный сын и, как правило, ребенок от благородного отца и какой-нибудь служанки. И действительно, в сагах Эрп предстает сыном человека низкого происхождения, хотя и от благородной матери по имени Гудрун.

   Согласно тексту «Младшей Эдды», на Сёрли и Хамдире были надеты заговоренные кольчуги, которых не брали мечи, именно поэтому воины убитого братьями конунга убивают их камнями. Интересная деталь повествования. Однако в свете альтернативной версии, где оба брата имеют семитские имена, делаем вывод, что братья вполне могли быть из числа семитов-завоевателей. Возникает вопрос: а были ли вообще у людей конунга мечи? Пусть даже не железные, а просто бронзовые? А вот кольчуги братьев, должно быть, были железные или из иного металла. Вспомните библейского «колосса на глиняных ногах», закованного в броню и убитого камнем. Опять камнем! Как и братья из саги.

   Эта история есть и в «Песне о Нибелунгах». Один из главных ее героев – Зигфрид, муж Гудрун, бургундской принцессы. В скандинавских сагах непонятное для них франкское имя Sigifrid превратилось в Зигурда (или Сигурда). И хотя в различных источниках герои и события представлены по-разному, тем не менее, явно видна общая закономерность.

   Принцесса Гудрун первым браком была замужем за хранителем сокровищ Сигурдом (т.е. Зигфридом). От этого брака родилась Сванхильд (Сунихильда). Сигурда убивают родичи Гудрун, а она сама вторым браком выходит замуж за Атли (Аттилу). От этого брака появляется Эрп. После смерти Аттилы третьим мужем становится конунг Йонакр. Сыновья от этого брака Сёрли и Хамдир убивают Эрпа, а затем мстят Эрманариху за убийство Сунихильды.

   Гудрун и ее братья, убийцы Сигурда, были детьми Гьюки. Гьюки же является исландской передачей формы имени Гебекка (Гибика) – так звали прародителя династии бургундских королей, их еще звали нибелунгами (по-скандинавски нифлунгами). Из сюжетов эпосов вытекает, что первый муж Гудрун и сын от второго брака были убиты нибелунгами.

   Бургунды своих королей звали «гендинос». Считается, что этот титул этимологически происходит из готского «kindins». Однако оба слова, на мой взгляд, близки названию племени гуннов. По АВ бургунды – племя угорского происхождения. Гунны первоначально, еще до смешения с семитами, тоже были уграми. Однако сразу же после семитского вторжения их верхушка стала семитской. Все главные герои этих эпосов – нибелунги (Гудрун и ее братья), Сигурд, Атли (Аттила), Йонакр, скорее всего, относились к двум племенным группам: уграм и семитам. Но кто был семитом, а кто – угром, на этот вопрос ответить затруднительно.

   У сыновей Гудрун от третьего брака Сёрли и Хамдира имена представляют скандинавские формы первоначальных семитских имен: Сар и Аммий. Поэтому, думается, как минимум один из их родителей был семитом. Но кто: Гудрун или Йонакр? Они убивают Эрпа, сына от второго брака Гудрун, но вступаются за Сунихильду, сестру от первого брака матери. Имя ее, скорее всего, гунно-готское. Эрп для них бастард, ублюдок. Но его отец – великий Аттила. Вариантов дальнейшей реконструкции может быть несколько. И ни один из них пока не может быть принят как более предпочтительный. Поэтому предложу читателям вариант, который не более как предположение.

   Гудрун, дочь угорского вождя племени бургундов, выходит замуж за Сигурда (Зигфрида), знатного и богатого гота. От этого брака рождается Сунихильда, несущая в своем имени как угорскую, так и готскую основу. Братья Гудрун убивают Сигурда и завладевают его сокровищами. Однако вскоре и бургунды, и готы попадают под власть вторгнувшихся в Европу семитов. Гудрун становится, вероятно, насильно женой (или наложницей) одного из их вождей – Аттилы, который и отбирает сокровища. От этого брака рождается Эрп. Аттила вскоре гибнет, маловероятно, что здесь вина Гудрун, скорее всего, от рук одного из ее племянников, который еще оставался к тому времени в живых. Гудрун переходит в руки нового предводителя семитов – Йонакра. От этого брака и рождаются Сар и Аммий. Имя Йонакр, без сомнения, является скандинавской формой некоего первоначального имени. Какого – назвать трудно, однако, к примеру, в Библии можно встретить семитские имена Иона, Ион, Ионадав и т. д. Новый царь – Йонакр, возможно, ненавидел Аттилу, и эта ненависть передалась к его сыновьям по отношению к Эрпу, сыну Аттилы.

   Вторая половина описываемых в скандинавских сагах событий происходит как раз тогда, когда дети Гудрун стали взрослыми. Если взять за основу временную привязку описываемых событий, то заметны очевидные ошибки. Судите сами: по Иордану, уже взрослую Сунихильду Эрманарих казнит еще до нашествия гуннов. В различных скандинавских источниках заключительное действие саг происходит после убийства Аттилы. Мало того, жена гунна Аттилы Гудрун выходит вновь замуж и рожает двух сыновей, которые, уже будучи взрослыми, убивают Эрманариха. Явные нестыковки в последовательности событий.

   Но какой точности можно ожидать от саг и легенд? К примеру, в «Повести временных лет» многие события также оказались перевраны и разбросаны в иные временные периоды. Скандинавские саги и «Гетика» были написаны по прошествии, судя по всему, нескольких столетий от упоминаемых событий, поэтому не следует судить о них сурово. При этом сохранение общих имен и общих деталей событий в столь разных и независимых друг от друга источниках в определенной мере свидетельствует в пользу предположения, что они основаны на реальных исторических событиях.

 

                                                                          КАТАЛАУНСКИЕ ПОЛЯ

 

   Итак, гунны и авары – суть один и тот же народ семитского (семито-хурритского) происхождения, разнесенный под этими именами в разные исторические отрезки времени. В седьмом веке семиты-авары через Кавказ прорываются в степи Придонья. Местные племена частично уничтожены, частично рассеяны, а значительная их часть бежит на запад. Но и авары идут им вслед.

   Племена булгар, аланов, бургундов, гепидов, готов, вандалов, свевов, герулов, бегущие от аваров, расселяются широкой полосой вдоль всей территории Европы. Но с юга уже идет другая волна семитского нашествия – это пеласги. А еще через некоторое время вестготы, аланы, вандалы и свевы, дошедшие до Иберии, встретятся с третьей семитской волной – арабами, переправившимися через пролив. Но до появления арабов авары обосновываются на территории Паннонии и современной Австрии, откуда совершают военные походы в Галлию, Италию, на Балканы и земли германцев и славян, подчиняя себе как местные автохтонные племена, так и племена беженцев из Причерноморья.

   Навстречу аварам, проводя столь же активную экспансию, идут пеласги. Две семитских волны просто обязаны были столкнуться, что и произошло на галльской земле в районе Каталаунских полей. Даже само это географическое название говорит о племенах готов и аланов. Кат=гот, алаун=алан. То есть, речь идет о Гот-аланских полях. А имя противника Аттилы – Аэций, вполне может быть слегка измененным от Азий, Асий.

   Слово «Азия» упоминается в «Илиаде» Гомера и введено в научный оборот авторами милетской школы. Этимология этого слова выводится из финикийского языка, которому был родственен пунический – язык Карфагена. Все это прекрасно стыкуется с альтернативной версией: слово «Азия» семитского происхождения, пришло из района Северной Африки, захваченного семитами-карфагенянами. К тому же «Илиада» описывает один из начальных эпизодов семитского вторжения с востока, из Азии – осаду и захват Трои. Таким образом, получается, что во главе войска, противостоящего Аттиле, был семитский военачальник, пришедший или родившийся на востоке – Азий, Асий, Аэсий. То есть Аэций.

   Вернемся к самим Каталаунским полям. Иордан сообщает другое их название: «Итак, сошлись на Каталаунских полях, которые иначе называются Мавриакскими...». В названии «Мавриакские» отчетливо виден маврский корень. Впрочем, в Западной Европе это сражение хоть и редко, но называется «сражением у маврских лагерей». А маврами в средние века называли арабов и берберов. Но по ТВ в битве на Каталаунских полях семитов не было, ни арабов, ни берберов, никаких иных. А поля названы Мавриакскими, т.е. полями мавров.

   У битвы на Каталаунских полях есть брат-близнец. Это битва на Аварайской равнине в Армении, произошедшая в том же 451 году, 25 мая. В ней армяне сражались с персами. Битва же на Каталаунских полях произошла в июне того же 451 года.

   Сравним ход этих битв. Аэций наступает, Аттила снимает осаду Орлеана и ОТСТУПАЕТ к городу Труа, рядом с которым строит свои кибитки в виде круга, внутри которого располагаются его палатки. Во время самого сражения, которое началось довольно поздно, Аттила бросает свои силы на римский центр и сминает его. В стане гуннов готовятся торжествовать победу, но вестготы Теодориха врезаются в правый бок гуннов, а войска Аэция ударяют слева. Сдавленные гунны не выдерживают и бросаются к своему лагерю, при этом самому Аттиле еле удается спастись. В итоге с наступлением темноты гунны отходят к лагерю, а на следующий день Аттила ПРОСИТ Аэция разрешения покинуть место битвы. В результате этого сражения ни одна из сторон не получила преимущества победителя.

 

Гунны в битве на Каталаунских полях

 

   В Аварайской битве первыми начинают армяне. Они вклиниваются в боевые порядки врага, персидская армия приходит в замешательство и отступает. Тем не менее, персы находят силы и окружают левый фланг армян, который возглавляет спарапет Вардан Мамиконян. Но если Аттиле в своем сражении удалось спастись, то в этой битве предводитель войска погибает. Теснимые превосходящими силами персов армяне отступают. И благодаря наступлению темноты удаляются. Но при этом ни персы, ни армяне не одержали решающей победы.

   Описание этих битв похожи, как схожа и дальнейшая судьба противоборствующих сторон: персы посылают против армян еще большее войско, а империя Аттилы и вовсе после смерти своего вождя рассыпается.

   А вы обратили внимание на название второй битвы – Аварайская! Корень – «авар»! Мы же с вами как раз и говорим о полном тождестве гуннов и аваров. Вам этого мало? Хорошо. В Аварайской битве, по свидетельству армянского летописца, на помощь армянам пришли… гунны! Причем, многочисленное войско. Откуда там взяться гуннам в 451 году, ведь это год решающей битвы на галльской земле, весьма и весьма далекой от Армении?

   На стороне персов участвовали жители Иверии (Грузии). А на стороне римлян – жители Иберии (Испании).

   В Борисоглебском соборе в городе Чернигове имелся угловой камень с изображением Симаргла и орла. Существовала легенда, что эта композиция изображает двойную победу – над Римом и над Персией, одержанную в 451 году. Странно это, Рим и Персия свои сражения не проиграли…

   Какой же следует вывод? Традиционная история столь явные параллели как всегда не видит. Но мы-то с вами теперь видим. Значит, не было какой-то одной из этих битв. Одна из них – просто слепок другой. Дубликатов у истории много. Вероятно, если покопаться, к примеру, в китайских источниках, то я думаю, можно найти еще один слепок, но уже перенесенный на китайскую почву. Но такова традиционная история с ее множеством дубликатов и явных ошибок.

 

                                                                        ТРАКТАТ МЕХОВСКОГО

 

   Мифы и легенды традиционной истории, основанные на неправильно датированных и искаженных временем источниках, основательно запутали ее начальный период. Тем более что многие из этих источников, на которых как раз и базируется основание традиционной истории, являются не более как литературными опусами на темы событий давних веков, написанные средневековыми (а не древними, как по ТВ) писателями.

   Однако не все средневековые авторы были объявлены древнеримскими и древнегреческими. Часть из них оказалась правильно датирована. Действительно, никак нельзя было назвать, к примеру, Матвея Меховского, польского историка конца XV – начала XVI века, древним автором. Во-первых, потому что в Древнем мире ни Польши, ни поляков еще не существовало, а во-вторых, Меховский на страницах своих трудов писал и о татарах и о средневековых русских князьях, которых, конечно же, в древнее время не было.

   Вот на некоторых моментах его «Трактата о двух Сарматиях» мы сейчас и остановимся. Вначале отметим, что Меховский был очень эрудированным историком, его небольшой трактат содержит много прямых либо косвенных ссылок на труды многих древних и раннесредневековых авторов. Однако замечу, что среди них нет, к примеру, почему-то Иордана, хотя Меховский много места уделяет истории готов и их соседей. Может быть, историк по имени «Иордан» к началу XVI века еще ничего не написал? Напомню, что первое издание «Гетики» Иордана вышло только в 1515 году. Кстати, общий литературный уровень «Трактата» близок аналогичным трудам историков, «живших» за полторы-две тысячи лет до Меховского. Ни слог, ни стиль за этот громадный период практически не изменились.

   Что интересного можно почерпнуть из «Трактата о двух Сарматиях»? Начнем с утверждения Меховского, что этнонимы «гунны» и «венгры» означают один общий народ, но только в разные временные периоды. А первоначально они назывались юграми. В примечаниях к его книге можно прочесть: «Мысль Меховского состоит из следующих положений: а) гунны – это югры из Югорской земли; б) венгры – это югры по языку; в) венгры – это те же гунны, вторично пришедшие в Паннонию; г) вывод: югры, гунны и венгры – один и тот же народ». В принципе это не противоречит АВ: первоначальные гунны, до появления семитов, были угорским племенем, то есть имели общие родственные связи с венграми. Но гунны в Паннонии – это уже народ смешанного состава, в одних случаях в нем преобладала угорская составляющая, в других – уже семитская.

   Меховский пишет: «Югра – самая северная страна и вовсе не имеет высочайших и недоступных гор, ни таких, как Альпы в Италии, ни таких, как Сарматские горы. Следовательно, неверно говорят некоторые историки, что гугны вышли из своей области — из величайших и недоступных гор». Но о каких гуннах (гугнах по Меховскому) может идти речь с точки зрения АВ? Гуннах-уграх или гуннах-семитах? Если речь о последних, то семиты как раз и вышли из Армянского нагорья, где находятся несколько «величайших и недоступных гор». И их путь в Причерноморье шел через Кавказ. Тоже «величайший и недоступный». Впрочем, это не столь важно.

   Гораздо интереснее следующее высказывание Меховского: «Югры же, когда размножились, перешли большие реки, по преданию – вслед за охотниками, гнавшими серну; вошли в земли руссов и быстро достигли Паннонии». Похожую информацию про гуннов сообщает и Иордан, но со ссылкой на Приска: «Охотники из этого племени, выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды, заметили, что вдруг перед ними появился олень, вошел в озеро и, то ступая вперед, то приостанавливаясь, представлялся указующим путь. Последовав за ним, охотники пешим ходом перешли Мэотийское озеро, которое (до тех пор) считали непроходимым как море. Лишь только перед ними, ничего не ведающими, показалась скифская земля, олень исчез».

   Откуда у польского автора появилась ссылка на эту легенду? Это загадка, так как нет сведений о знании им трудов ни Иордана, ни Приска, ни Созомена, у которого есть аналогичная легенда, ни Кассиодора, которым пользовался Иордан. У более позднего (по ТВ) Прокопия Кессарийского вместо гуннов фигурируют киммерийцы. Но и по АВ киммерийцы – опять же племена Причерноморья в период вторжения семитов.

   Пожалуй, единственным отличием текста Меховского от других, ему аналогичных, является то, что он говорит про серну, а не про оленя или лань. Между тем в самом тексте Иордана это животное названо по латыни – «cerva», что в переводе как раз «олень». Но и это не дает возможности определить первоисточник легенды.

   По Меховскому гунны, гнавшиеся за серной, вошли в земли руссов. Возможно ли, что Меховский имел в виду современных ему жителей Руси, нежели народ времен гуннского вторжения? Вряд ли, так как после появления на Руси татаро-монголов граница территории, населенной русичами, была далеко к северу от района Причерноморья. В то же время в четвертом веке нашей эры, в гуннские времена, русов еще не было. Но это по ТВ. По альтернативной версии события происходили в VII веке, а русы – угорский народ (родственный булгарам), живший на Тамани, на берегах Азовского моря, того самого, которое и назвалось Меотидой.

   Меховский писал: «Славянская речь весьма распространена и широко употребляется во множестве стран и областей. Сюда принадлежат: сербы, мизии, расции или булгары и боснийцы, ныне покоренные турками». Итак, здесь мы видим, что булгары имели второе название – расции, в котором явственно проступает название русов. Получается, что по Меховскому булгары=русы, что практически совпадает с альтернативной версией (см. «Русь, которая была-2»), в отличие от традиционной, по которой булгары и русы – абсолютно разные народы..

   Впрочем, полного тождества у польского историка нет, так как дальше он утверждает: «Вскоре после греков славяне завладели землями к западу: Сервией, Расцией, Далмацией, Мизией, Булгарией, Босной, Кроацией, Паннонией и Славонией». Все географические названия, за исключением Паннонии, относятся к Балканам. А сама Паннония – их соседка. Из этого текста видно, что были отдельно Булгария и отдельно Расция. Что ж, некоторые группы русов вполне могли присоединиться к родственным булгарским племенам, бежавшим от семитов на запад. Либо расциями названо по аналогии с русами некое родственное булгарам племя. Ведь русы тоже не самоназвание. Как бы то ни было, все это вполне укладывается в альтернативную версию.

 

                                                                           ТЮРКСКИЕ МЕЧТЫ

 

   В последние годы стало заметным увеличение различного рода исследований, которые ставят своей целью доказать существование в древние времена огромной тюркской цивилизации, раскинувшейся от Алтая до Атлантики. В первых их рядах я бы назвал Мурада Аджи, автора нескольких книг, где он с большим рвением и эмоциональностью (но абсолютно бездоказательно) пишет об этом, и с не меньшим запалом и ненавистью в устах говорит о славянах и русских в частности. Достаточно привести для примера хотя бы следующие строки: «Именно из-за ограниченности звуков язык славян греки находили «весьма грубым». Иным он и быть не мог, потому что выражал мысли кочевых скотоводов (М. Аджи «Полынь Половецкого поля»).

   Что ж, уже один факт существования таких книг основательно обесценивает потуги остальных тюркских исследователей, связанных с доказательством существования древней и широко распространенной на территории Евразии великой тюркской цивилизации. Если НИКТО из тюркских историков не выступает с критикой идей Аджи, то грош цена всем их «доказательствам» существования великих «Дешт-и-Кипчаков». А следовательно, к существованию в древности каких-либо империй Великих Тюрок следует относиться не более, как к бредням. Для меня это постулат.

   Тем более что доказательства, приводимые этими различными тюркскими исследователями, сами по себе противоречивы. Воспользуемся книгой профессора Ризы Бариева «Волжские булгары: история и культура».

   В ней автор пишет: «О широкой распространенности в мире тюрок  и  их  языка, об их родственной связи с шумерами и ацтеками Америки пишет А.Г.Каримуллин. Ф.Латыпов (г. Красноярск) в газете «Нур» (Петербург) поместил небольшую заметку «Этруски в их связи с татарским (булгарским) языком», в которой пишет о происхождении этрусского языка от шумерского и приводит параллели между этрусским и булгаро-татарским языками».

   Далее автор, останавливаясь на найденном во Франции глозельском тексте, пишет: «Учеными была выдвинута гипотеза о существовании  некогда огромной тюркской цивилизации, которая простиралась от Средней Азии до Франции. Указанные исследования говорят о том, что, возможно, тюрки впервые на исторической арене появились в районе Средиземноморья, а затем распространились на Запад и Восток». 

   Однако такая протюркская теория вступает в полное противоречие с гуннской теорией, согласно которой гунны – суть тюркское племя хуннов.  «Но происхождение тюрок ученые традиционно связывают с хунну – кочевым народом,  сложившимся в Центральной Азии в начале 1-го тысячелетия» (Р. Бариев). И в самом деле: или тюрки сложились где-то в Средиземноморье, либо пришли из пределов Китая. Что-то одно. При втором варианте причастность тюрок к созданию глозельских текстов в третьем тысячелетии до нашей эры (т.е. за несколько тысячелетий до появления хуннов) никак не объяснима.

 

Империя гуннов при Аттиле (по ТВ). Можно ли в это поверить?

 

   Но и первый вариант тоже не безгрешен. Р. Бариев приводит следующий текст: «Распространение монголоидных признаков в населении Средней  Азии Л. В. Ошанин и В. В. Гинзбург считают возможным «связать с гуннами, которые появляются здесь во II в. до н. э.... этот процесс смешения хорошо прослеживается на некоторых усуньских сериях. Параллельно с процессом  монголизации  местного населения шел и процесс тюркизации их по языку». Значит, по прошествии двух с половиной тысячелетий после создания якобы тюркских надписей на территории нынешней Франции тюрки только еще начали появляться на землях Средней Азии. Обратите внимания – Азии, но никак еще не Европы! А второй вывод из приведенных выше строк: пришельцы-тюрки были монголоидны!

   Р. Бариев цитирует книгу А. В. Гадло «Этническая история Северного Кавказа IVX вв.»: «Несомненным является только то, – пишет А. В. Гадло, – что гунны продвинулись в южнорусские степи с востока, что их язык принадлежал к тюркской ветви алтайской языковой семьи, в которой он занимал как архаический тюркский язык особое положение, что во внешнем облике гуннов отчетливо проявлялись монголоидные  признаки».

   Боже, как же, оказывается, много монголоидов-тюрок вторглось в начале первого тысячелетия н. э. из азиатских степей на самый восток Европы! Только где они сейчас, эти монголоидные признаки? Тюркские народы – есть, но они практически не монголоидны. Р. Бариев так и пишет: «Антропологи по своим исследованиям не отмечают проникновения на Среднюю Волгу в XV–XVI вв. значительных масс кочевников-монголоидов или представителей других, тюркских племен (из слов профессора выходит, что тюрки были монголоидами!А. Максимов). Так, например, В. П. Алексеев в своей статье «Очерк происхождения тюркских народов Восточной Европы в свете данных краниологии»,  делая выводы,  пишет: «Антропологический тип казанских татар сложился на основе того комплекса антропологических признаков, который был характерен для болгарского населения Сувара и  Болгар. Позднее, будучи европеоидным, включило в свой состав местные этнические группы, относящиеся к низколицым вариантам монголоидной расы или смешанной европеоидно-монголоидной ветви. Примесь центрально-азиатского монголоидного типа имеет позднее происхождение и восходит к кочевым племенам первых веков II тысячелетия н. э.».

   То есть, из этих строк видно, что булгары первоначально были европеоидны. А некоторая монголоидная примесь у современных татар и других тюркских народов Поволжья имеет более позднее происхождение – на тысячу лет позже появления гуннов! Но ведь все эти историки считают булгар тюрками, которые еще в начале нашей эры были монголоидны (см. приведенные выше цитаты).

   Воистину, «все смешалось в доме Облонских!». Впрочем, зато мы теперь имеем в наличии прекрасный довод по гипотезе хуннского происхождения гуннов, которые на самом деле не имеют НИКАКОГО отношения к народу хунну, а сами, до появления в районе Хазарии, т.е. до смешения с семитами-аварами, были угорским народом.

   В любом случае теперь весьма скептично смотрятся слова Р. Бариева: «Некоторые ученые полагают, что при переходе через Алтай хунну увлекли с собой родственные им племена болгар, которые составили значительную часть гуннов. Возможно, алтайские болгары являлись племенами, которые ушли из Центральной Азии раньше, чем хунну, и осели на Алтае. Не исключено, что под давлением хунну болгары ушли на Запад и появились на Кавказе  на  100-200  лет  раньше проникновения туда гуннов».

   И совсем уж фантастичны слова профессора Бариева, что «изыскания последних лет говорят о том, что аланы были тюрками». Впрочем, что еще предстоит нам прочесть о древних великих тюркских империях? Древние римляне и греки тоже были тюрками?

 

                                                                       ВЕЛИКАНЫ-ИСПОЛИНЫ

 

   Читая книгу М. Гимбутас «Славяне. Сыны Перуна», я обратил внимание на следующие строки: «Название племени, происходящее от индоевропейского «*Spolin», стало славянским словом, означающим «великан».

   Однако я добавлю, что у этого слова есть синоним – «исполин». Но суть все же не в этом. Давайте рассмотрим этимологию этих двух слов-синонимов.

   В нововерхнемецком языке есть любопытное слово – Hune, т.е. «исполин», это слово появилось в этом языке от имени гуннов. Так утверждает Фасмер. Этому же значению в польском языке соответствует слово olbrzym. Тот же Фасмер связывает его со словом «обрин». А обры, как вы знаете, это авары.

   В словенском языке ober – «великан», то же в чешском obr,  в словацком obor, в древнепольском obrzym, в польском olbrzym и т. д. А ведь есть еще и греческое слово «обримос», т.е. «сильный», готское abrs – «сильный, яростный».

   А в русском языке слово «великан» является производным от слова «велет». По Фармеру «велет» – диалектный вариант слова «волот» («волот» – синоним слова «великан»). Но при этом Фармер никак не связывает слово «велет, волот» со словом «волох». И совершенно напрасно.

   Волохами (влахами) называли романские народы, в первую очередь соседей славян – румын. В «Российской истории» Татищева читаем: «Завоевал же казаров, болгаров и волотов до Дуная (волоты – римляне, ныне волохи)». В той же, к примеру, Лаврентьевской летописи волохи и волоты – разные варианты текста.

   Таким образом, в один ряд можно поставить племенные названия гуннов, аваров и влахов. Все они имеют общий смысл – великаны, исполины. Для покоренных народов пришельцы-победители действительно казались великанами. По АВ и гунны, и авары, и романцы – суть семиты, либо чистокровные, либо уже смешавшиеся с окрестными племенами. Само же слово «великан», на мой взгляд, без сомнения, имеет прямое происхождение от имени семитского бога Ваала (Баала) – Ваал-каана.

   Этимология слова «исполины» связывается с историческими спалами. О них известно крайне мало. Спалы – племя, на которое напали готы под предводительством Филимера, когда пришли в страну Ойум. По мнению ряда исследователей, Ойум – территория между Днестром и Днепром. Об этнической принадлежности спалов можно только догадываться, но все предположения историков не выходят за пределы зыбких гипотез.

   Иордан, как он сам признает, в этой части своего труда в качестве источника использовал древние готские песни. Но какова их достоверность? Да, действительно, готы в Причерноморье сражались со спалами. Возможно, они их победили, возможно, наоборот, были сами разгромлены, раз им пришлось после этого двигаться «в крайнюю часть Скифии, соседствующую с Понтийским морем» (Иордан, «Гетика»).

   Могли этими спалами быть авары-обры, они же гунны? Такой вариант тоже мог существовать. В любом случае, некие спалы, с чьим именем связывают название «исполины», располагались в районе Причерноморья. А само название «спалы», так же, как и слово «великан», могло образоваться от имени главного семитского бога Баала-Ваала. Буквы - и -п- постоянно переходят друг в друга. Так первоначальное слово «с-Баалы» превратилось у Иордана в «спалы».

   Не надо забывать, что Иордан, согласно АВ, писал спустя несколько сот лет после происходивших событий. Многое к тому времени забылось, многое дошло лишь в виде туманных легенд. Вот и имя готского вождя (Филимер) заставляет задуматься о его реальном существовании. Был ли такой готский вождь или нет, сегодня ответить уже невозможно.

   Приведенное имя отнюдь не германское, и даже не славянское, как может показаться на первый взгляд. Оно двухсоставное, или греко-семитского происхождения, или даже чисто семитское. При первом варианте имя переводится как «любящий указывать», при втором – «вершить приказы». У чистокровного гота не могло быть чужеродного имени. Следовательно, или это имя одного из готских вождей, когда само племя попало в подчинение аварам, с заменой германской верхушки племени на семитскую, либо по прошествии многих сотен лет имя одного из гото-семитских вождей было неправомерно перенесено на настоящего, но безымянного готского вождя, жившего, возможно, еще до семитских времен.

   Что же мы имеем, когда рассматриваем возможную этимологию двух слов: великан и исполин. А имеем мы слова-синонимы с общей их первоосновой: Ваал-Баал.

   На страницах «Нашествия» еще не раз будут упоминаться киммерийцы, кочевые племена, первоначально занимавшие северо-восточное Причерноморье. Однако более ранние киммерийцы вели оседлый образ жизни и были земледельцами. Из ТВ известно, что в начале железного века они были изгнаны со своей родины и появились в Центральной Европе, где постоянно практиковали военные набеги на ближних и дальних соседей. Их считают ирано-язычными племенами, хотя от их языка сохранилось всего несколько имен в ассирийской транскрипции.

  Альтернативная версия предполагает, что история киммерийцев – один из дубликатов истории племен Причерноморья во времена семитского вторжения. Такое предположение основывается на ряде факторов, в частности на том, что время киммерийцев – это время появления в Европе железа, т.е. совпадает по альтернативной хронологии со временем появления семитов. Сами поступки киммерийских племен в Европе также имеют много общего с картиной семитского вторжения и бегства причерноморских племен в Центральную Европу.

   Находки предметов из Северного Причерноморья на значительной части европейской территории (Центральная часть Европы, Адриатика, юг Франции, Бельгия, Британия, Скандинавия) также подтверждают альтернативную гипотезу о семитском вторжении и вызванном им бегстве на запад племен, обитавших в Причерноморье (аланы, булгары, готы). Под киммерийцами следует понимать северопричерноморские племена, бежавшие на запад от семитов, но, тем не менее, вскоре подпавшие под их власть после появления семитов в Центральной Европе. В отдельных случаях в разряд киммерийцев попадали и сами семиты, а также их потомки от смешанных браков.

   В. И. Абаев сопоставил с этнонимом «киммериай» осетинское слово goumiri=gumeri. В осетинском фольклоре goumiri были великанами и жили еще до времен нартов – мифических витязей, героев нартского эпоса, широко распространенного среди народов Кавказа, в первую очередь у осетин, абхазов и адыгов. Влияние нартского эпоса на скандинавский эпос «Старшая Эдда» было установлено Жоржем Дюмезилем. В «Старшей Эдде» действовали великаны Гюмир и Хюмир, в чьих именах явно видно название киммерийцев. Появление этих имен в скандинавском эпосе вполне объяснимо с точки зрения АВ.

   А теперь дело осталось за главным: выяснить, откуда появилось само слово «волох». Считается, что это слово германского происхождения, затем оно было позаимствовано славянами, которые именно так первоначально и называли все романские народы. Именно у славян («Повесть временных лет») этот термин впервые был письменно упомянут. В «Повести» сообщалось, что венгры, поселившиеся в Паннонии, начали воевать с волохами и славянами, жившими там же. Чуть позже название «влахи» появляется в письменных источниках во времена правления императора Комнина, а затем в хронике византийца Хониата. Но, несмотря на различные письменные свидетельства, ученые так и не смогли дать вразумительного ответа на источники появления этого названия.

   А его основой было имя семитского бога Ваала (Баала). Семиты, захватившие значительную часть Европы в первые десятилетия после начала Исхода, среди многих своих богов и божков в первую очередь почитали именно Ваала, который изображался в виде тельца, т.е. быка. Ваалу приносились многочисленные жертвы, в основном из людей местных покоренных племен. В Западной Европе основу этих племен составляли кельты, именно оттуда и произошло перенесение имени Ваала на целые племена. Валлоны – народ, живущий в Бельгии, Уэльс (Weles) в Британии, где живут валлийцы, и даже Эльзас – все они ведут свои названия от имени семитского бога Ваала.

   Здесь еще следует отметить одно любопытное совпадение. В средневековой Трансильвании жил Влад Цепеш, который был господарем Валахии. Этот Влад (не от Ваала ли имя?) более известен как Влад Дракула.

 

Изображение:Vlad Tepes coloured drawing.png

Влад Дракула. Прямой потомок аваров? Возможно, именно так выглядели пришельцы-захватчики.

 

   Поступки, которые он совершал: посажение на кол, сожжение заживо, четвертование, убийство младенцев – как все это похоже на те обряды, которые совершались в угоду богу Ваалу! А может, Дракула и был ваалистом, носившим имя, точнее прозвище, по имени своего кровожадного бога Ваала – Ваал Дракула?

   По соседству с Валахией расположена Волынь, где в свое время обитало славянское племя волынян. После всех столь странных совпадений, связанных с именем Ваала, начинают закрадываться сомнения и о происхождении этнонима «волыняне». Неужели и здесь поучаствовал семитский бог Ваал? Вполне возможно. Но волыняне – однозначно славяне, об этом твердо свидетельствуют археологические данные. А название с семитской основой прилепилось не случайно, точно так же как имя аваров оказалось в названиях германских баваров и кавказских аваров, тоже отнюдь не семитов.

   В Восточной Европе значительную часть подвластного пришельцам населения составляли славяне, многие из которых из-за геноцида со стороны захватчиков целыми родами уходили с Балкан на территорию Русской равнины, сохранив в своей памяти зверства обров, а вместе с ними и имя их бога, которое на новый лад стало звучать как бог Волос. Волос, напомню, был у славян скотьим богом. Ваал же именно так и изображался – в виде тельца. В славянские языки слово «дьявол» пришло из греческого – «диаволос». Но это же опять славянский Волос! Только с приставкой -диа-.

   Велес, или иначе Чернобог, у славян был злым, лютым богом. Так, Петр Альбин в «Миснейской хронике» писал: «Славяне для того почитали Чернобога как злое божество, что они воображали, будто всякое зло находится в его власти, и потому просили его о помиловании, они примиряли его, дабы в сей или загробной жизни не причинил он им вреда». Гельмолд описывает, что когда на пиру у славян чествовали злого бога Чернобога, то при обносе гостей чашею каждый произносил проклятия, а не слова благословения.

   Соседи славян балты называли его Велсом, что означало «черт». А в апокрифе «Хождение Богородицы по мукам» Велес так и назван: бесом и злым богом. Предполагается, что другим его именем было имя Мокос, который был мужем славянской богини Макоши, богини жизни и смерти. Имена Мокос и Молох (а это семитское божество) похожи. Но под именем бога смерти Молоха, напомню, зачастую подразумевают Ваала.

   От имени Ваала произошли многие славянские слова: вол, великан, володеть (владеть), владавец (господин), боярин (болярин). Казалось бы, слово «вол» – коренное славянское, распространенное почти у всех славян. Да, это так, но появилось оно все же от знакомства славян с Ваалом, изображавшимся в виде быка, в жертву которому захватчики-авары приносили во множестве людей из числа подчиненных ими местных племен. От такого же знакомства галлов появилось галльское слово «vlatos» – «владыка».

   Ряд этимологов связывают название «вол» со словом «великий», получая связку: «крупная скотина». А у немцев бык, вол зовется «bulle», т.е. опять же от имени Ваал (Баала).

   Русское слово «великан» – двухсоставное, причем обе части семитского происхождения. Первая половина слова – от имени бога Ваала. Вторая половина производное от семитского слова kohen, т.е. служитель бога. От последнего, кстати, произошли титулы правителей: каган и каан. В итоге русское слово великан первоначально имело вид Ваал-каан, т.е. служитель бога Ваала. Захватчики-семиты, поклонявшиеся Ваалу и приносящие славян в жертву своему кровожадному богу, получили от славян соответствующее прозвище – ваал-кааны, великаны.

   Современное русское слово «владеть» заимствовано из церковнославянского, исконно же русским было слово «володеть». В славянских языках множество форм этого слова, начинающихся на ол-, -вла-. Но есть и латинское «valeo» – «быть в силах, сильным».

   Болярин, боляре – так именовали у славян старую родовую знать. Отсюда, кстати, появились и русские бояре. Лингвисты считают, что корни этого слова уходят в тюркский язык. Ими предлагаются различные варианты происхождения: boila, bojla ari, bajar. Но любой из этих вариантов имеет серьезные недостатки. Впрочем, желание лингвистов найти именно тюркские корни у этого слова даже привели к тому, что отдельные исследователи стали выводить «боярин» аж из тюркского «bai» – «знатный, богатый». Между тем, альтернативная версия, предлагающая в качестве первоосновы этого слова имя семитского бога Баала (Ваала), ничем не хуже вышеприведенных традиционных вариантов. К тому же она прекрасно объясняет, даже скорее подтверждает саму основу исторических событий по АВ: старая родовая знать, называемая «боляре» (именно так, через «л») ведет свою родословную от семитских вождей, поклонявшихся Баалу. То есть мы имеем, что «боляре» – это люди бога Баала.