На главную страницу сайта http://albertmaximov.ru/

 

                                                              ЛЮДИ И ИДОЛЫ

 

• «Британские израильтяне» • Вульгата • Исидор Севильский • Помпоний Лет • Культ Баала

 

                                                   «БРИТАНСКИЕ ИЗРАИЛЬТЯНЕ»

 

В Англии существует христианская группа «британских израильтян», которые считают, что древние британцы были потомками потерянных израильских колен, уведенных в плен ассирийским царем Саргоном II. Члены этой ранее широко распространенной группы (ныне она состоит уже из пожилых людей) вовсе не евреи, а коренные жители Британии. Но они считают себя и других британцев потомками потерянных десяти израильских колен, и, что любопытно, при этом они зачастую являются антисемитами.

Основываясь на библейском завете, данном Богом Аврааму, «израильтяне» убеждены, что Израиль должен был существовать непрерывно, а, следовательно, современное государство Израиль, основанное лишь в 1948 году, не может претендовать на право называться государством народа Израиля.

По утверждению «британских израильтян», англосаксы, кельты, норманны и юты являются потомками десяти израильских колен, а родословная английских королей восходит непосредственно к царю Давиду.

Британский ученый В. Н. Беннетт более пятидесяти лет исследовал следы потерянных колен. Эти следы он нашел не только среди народов Западной Европы, но даже в среде американских индейцев. В 1842 году миссионер Самуэль Пондом после попыток обнаружить сходство между ивритом и языком индейцев дакота, даже составил иврито-дакотский словарь. А еврейский журналист Мордехай Ноах еще в середине XIX века выдвигал идею создания еврейского штата «Арарат» в районе реки Ниагара. Обратите внимание на предлагаемое название еврейского штата — Арарат! По ТВ, район Арарата не имеет никакого отношения ни к Иудее, ни к Израилю. Но по АВ, евреи, как и другие семиты, вышли именно из этого региона. В совпадение поверить трудно.

По утверждению «британских израильтян», после разрушения царства Давида, израильтяне ушли на запад, где после блуждания через весь европейский континент и просеивания через многие народы достигли Англии. Другие же израильтяне первоначально прибыли в Ирландию (в начале этой книги я как раз говорил о возможном первоначальном прибытии нескольких кораблей с семитами-переселенцами именно в Ирландию), откуда и спустились опять же в Англию.

Утверждения «британских израильтян» вплотную подходят к альтернативной версии истории, с той лишь разницей, что вместо евреев-израильтян АВ предлагает семитов — пеласгов и аваров. Евреи среди них тоже были, но лишь в качестве слуг. Семиты-господа быстро растворились в среде автохтонного населения через смешанные браки с наложницами. Но память (пусть даже в крошечном состоянии) об этом все же сохранилась.

 

                                                                      ВУЛЬГАТА

 

Вульгата — это перевод Библии на латынь. Считается, что он был сделан Иеронимом Стридонским в конце IV — начале V веков н. э. Стридоне располагался на границе Далмации и Паннонии, но сам перевод блаженный (для католиков — святой) Иероним сделал в Вифлееме. Эта версия Библии, названная Вульгатой, одиннадцать веков спустя была официально принята Тридентским собором.

Еще до нашей эры Ветхий Завет был переведен на древнегреческий язык, получив название Септуагинты, эта версия в православной церкви считается одним из самых авторитетных текстов Ветхого Завета. Сама Вульгата не была первым переводом на латынь, до нее существовала другая версия — Итала, до наших дней от нее сохранились лишь отдельные цитаты. Итала была основана целиком на Септуагинте. А вот при переводе Вульгаты Иероним использовал древнееврейский текст, который в те времена состоял еще только из согласных букв.

Однако без Септуагинты Иероним все же не обошелся, об этом свидетельствует анализ Вульгаты. Также выясняется, что перевод Вульгаты местами расходится как с древнееврейским текстом (до наших дней не сохранился), так и с Септуагинтой. В этих случаях он близок к Таргумам — переводу Ветхого Завета на арамейский язык еще до нашей эры. Наконец, сам древнееврейский текст в VII—XI веках нашей эры был переработан масоретскими писцами, жившими на Ближнем Востоке, которые добавили к древнееврейскому языку гласные буквы, переписав, таким образом, весь Ветхий Завет. Изучение Вульгаты как раз и основывается именно на масаретских текстах (то есть написанных, по версии ТВ, несколько сот лет СПУСТЯ после появления самой Вульгаты).

Отсутствие первоначального древнееврейского текста не дает возможность исследователям Вульгаты определить полную картину истории ее создания. Мы же отметим главное: есть различные варианты Ветхого Завета, написанные на различных языках: Вульгата (кстати, существующая в различных версиях), Септуагинта, Таргумы, масоретские тексты, но отсутствует их первоисточник. Но был ли он? Точнее, существовал ли он в том виде, в каком его подает традиционная история?

Те же масоретские тексты вполне могут быть если не первоисточником Священного Писания, то, вполне возможно, могут оказаться либо древнее Вульгаты и Септуагинты, либо быть им ровесником. По крайней мере, время создания Вульгаты, согласно АВ, в лучшем случае явно смещается к концу первого тысячелетия и даже падает на начало второго. Разрыв между созданием Вульгаты и временем ее признания Тридентским собором приходит в относительно допустимую логическую норму.

Как же переводится название Вульгата? Vulgata по-латински означает «народная», «общедоступная», «простая». Слово «вульгарный» тоже латинского корня. Отсюда некоторые склонны считать, что Ветхий Завет специально был переведен на вульгарный язык простолюдинов. Такие рассуждения имеют право на существование, основываясь на латинском значении слова. Но только при том условии, что само слово «vulgata» является латинским изначально. Но так ли это?

Автором Вульгаты — Библии на латыни — традиционная история считает Иеронима. Почти в то же время (IV век н. э.) жил Вульфила, первый епископ готов, автор готской Библии. Оба из одного, четвертого века, оба авторы первых Библий, один написал Вульгату, другого звали Вульфила. Один родился на Балканах, где неподалеку проповедовал другой, который родился в малоазиатской Каппадокии, что не так уж и далеко от Вифлеема, где обосновался и проповедовал первый. Удивительные совпадения!

Про Вульфилу я уже писал, его имя в действительности переводится как «любимец Ваала». А что же Вульгата? Да, действительно, слово «vulgata» существует в латыни и означает «народная», «простая», но произошло это слово от этнического названия двух племен, чьи люди и составляли основу этого простонародья, в отличие от господ — семитов и их потомков. Речь идет о булгарах и готах. Вул-гата — это булгары и готы, вот отсюда и появилось в латыни слово «vulgata».

На каком языке появилась первая Библия? На арамейском, греческом, готском или на латыни? Не знаю, но только отнюдь не на латыни, скорее следует признать, что перевод Ветхого Завета на латынь был произведен с готского, нежели с неких вымышленных текстов на древнееврейском языке.

Возможно, вы спросите, почему имя Вульфила начинается с имени бога Ваала, а Вульгата, имея точно такую же первую половину слова — от имени племени булгар? Название «булгары» имеет семитское происхождение, от семитского «бъл» — «голова», но и имя Ваал (Баал) переводится тоже как «голова». Поэтому ничего удивительного нет, что и Вульфила и Вульгата в конечном итоге имеют общую семитскую основу.

 

                                                              ИСИДОР СЕВИЛЬСКИЙ

 

Одним из крупнейших ученых раннего Средневековья был испанский епископ Исидор Севильский. Родился он в 570 году, а умер в 636. Годы его жизни пришлись на так называемые Темные века (VI— VIII вв.) — период в европейской истории, связанный с резким падением уровня знаний и культуры. Уникальная черта этого периода — необыкновенное отставание региона Западной Европы от уровня науки и культуры Византии, Арабского халифата и Ирана.

Для АВ здесь все ясно: не было никакого резкого упадка в знаниях и культуре, потому что европейская цивилизация еще только зарождалась в новых исторических условиях, условиях последствий семитского нашествия. Да, семиты-захватчики принесли миру знания, науку, письменность. Но и до них местные жители отнюдь не жили на деревьях. Местные европейские племена имели свою уникальную, пусть медленно, но развивающуюся культуру.

Если бы не семитское нашествие, история Европы и мира была бы совсем иной. Лучше, хуже, но другой. Была бы Европа более развитой в научном, культурном и техническом плане, или, наоборот, отставала в своем развитии, судить об этом то же самое, что гадать на кофейной гуще. Хотя, возможно, мне это только кажется, но история Европы была бы более человечной. Потому что не основывалась в своем формировании на зверствах Нашествия, возведенных в ранг обычных явлений.

Темные века характеризуются полным упадком в знаниях. Однако и в этот период существовали отдельные ученые, которых вполне можно поставить в один ряд с лучшими учеными Древнего Рима и Греции, а также эпохи Возрождения. Одним из них был Исидор Севильский.

 

Изображение:Meister des Codex 167 001.jpg

Изображение епископа Браулио Сарагосского и Исидора Севильского. Из манускрипта X в.

 

В каких областях знаний он только не работал! Грамматика, риторика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка, медицина, юриспруденция, этимология, биология, география, архитектура, металловедение, земледелие, кораблестроение, военное дело, вопросы религии, история и прочее, прочее…

Очень способный был товарищ. Куда уж там Леонардо да Винчи и Ломоносову до него. И это в Темные века! Конечно, ученые правильно поняли суть дела, поэтому объявили, что многочисленные сочинения Исидора Севильского, нет, не подделки более поздних фальсификаторов, а только добросовестные компиляции, сделанные Исидором. Без этого нельзя, так как Исидор — надежный, можно сказать, краеугольный камень в здании традиционной хронологии.

Вот, правда, его декреталии все же пришлось признать фальшивыми. Декреталии — это «письма или послания папы в ответ на вопрос, обращенный к нему по частному делу, разрешение которого может служить общим правилом» («Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона»).

Вот еще оттуда: «Декреталии, изданные в сборнике Дионисия Малого, были воспроизведены в коллекции, составленной в Испании около первой трети VII в. и бездоказательно приписанной Исидору Севильскому. Это испанское произведение, расположенное сначала в хронологическом порядке, дает затем методическую классификацию предмета, доставившую громкую репутацию ее мнимому автору. С тех пор, как декреталии получили авторитет в тех или других странах, могло быть выгодным составлять подложные декреталии. Уже в 414 г. Иннокентий I жалуется на такого рода фальсификации».

Но почему десятки томов его трудов признаны подлинными, пусть и компиляциями, а сборник его декреталий оказался фальшивкой? Ответ лежит в плоскости религиозных конфронтаций. Признание или отрицание подлинности различных декреталий оказалось важнейшим инструментом во времена Реформации. Словарь Брокгауза и Эфрона так и пишет: «Первые серьезные нападки были сделаны протестантами. Кальвин почувствовал подложность документов и объявил об этом. «Магдебургские центурии» начали доказывать подложность, Блондель продолжал. Галликанам было выгодно следовать за протестантами; ультрамонтане долго и упорно защищали подлинность декреталий, но кончили тем, что прекратили защиту, теперь все их усилия направлены на то, чтобы смягчить значение подделок».

Когда речь идет о вопросах религиозных конфронтаций, то проблемы правдивости истории оттесняются даже не на второй, а на третий план. Если важно было религиозным реформаторам признать подложность исидоровских декреталий, то они громко об этом заявили и сумели доказать. А ведь все остальные труды Исидора Севильского на самом деле — такие же подделки, скорее всего, времен Возрождения. Очень ловко работали в ту эпоху, умно и не топорно, стараясь придать этим ложным произведениям вид подлинника.

Вот те же декреталии: «В некоторых местах ложные декреталии достигают настоящей возвышенности в выражении религиозных чувств; в других, чтобы придать более правдоподобия и жизненности вымыслам, к ним примешаны анекдоты и личные приключения» (Брокгауз и Эфрон).

Об одном якобы труде Исидора Севильского — «Истории готов, вандалов и свевов» мы сейчас немного поговорим.

«О, священная Испания, вечно счастливая мать вождей и народов, прекраснее ты всех земель от запада до самых индусов. Ты теперь по праву царица всех провинций, излучающая свет не только западу, но и востоку. Ты — честь и краса мира, славнейший край земли, в котором изобильно процветает в великой радости славное готское племя.

По заслугам одарила тебя милостивая природа плодовитостью всего живого. Ты богата ягодами, ты — сила неиссякаемая, тебя радуют жатвы, ты одета нивой, осенена оливами и разукрашена узором лоз. Цветут твои луга, горы зеленеют и берега обильны рыбой. Лежишь ты в самой лучшей стране света, не выгораешь летом от солнечного жара и не чахнешь от ледяного холода, но, окруженная умеренным небесным поясом, питаешься счастливыми зефирами. Рождаешь ты все, что есть плодоносного в пашнях, драгоценного в металлах, красивого и полезного в живых существах. Не хуже ты тех потоков, которые славятся своими знаменитыми стадами».

Так начинается исторический труд, написанный в VII веке (насколько можно судить, перевод труда Исидора Севильского осуществляли Т. Миллер и С. Железнов). То есть, написан в Темные века раннего Средневековья. Я думаю, даже Данте позавидовал бы мастерству слога епископа Исидора. А в России уровень такой изящной словесности был достигнут только в XIX веке. Можно ли верить традиционной истории? Однозначно — нет, никак не могли так красиво и изящно писать в то время.

Вот в эпоху Возрождения могли. Традиционная хронология еще не была окончательно разработана, и в таких литературных исторических трудах, без сомнения, должны быть грубые ошибки, которые Скалигер и его многочисленные последователи должны были отсечь. Но труд к тому времени уже существовал и дошел до наших дней.

Вот и читаем про готов, которые, по ТВ, приплыли из Скандинавии только во II веке н. э.: «Их даже Александр велел избегать, их боялся Пирр, и Цезарь страшился». Стоит ли напоминать читателю, в какие века жили эти исторические персонажи? Готы в труде Исидора Севильского «мужественнее всех сопротивлялись Цезарю», а в свое время стремились «опустошить даже Иудею». Все эти утверждения вступают в полное противоречие с традиционной хронологией. Зато дружны с альтернативной версией истории. Потому что Цезарь — персонаж первых событий семитского нашествия, затронувшего готов. А Иудея — государство в Хазарии, на границах которой жили готы. Напомню, что не все готы ушли на запад, часть осталась в Причерноморье. А готская речь звучала в Крыму еще многие века.

До средневекового литератора, выдавшего свои труды под именем епископа Исидора, думаю, доходили какие-то кусочки информации, легенд о реальном прошлом Европы. И там готы действительно были враждебны Иудее (не той фальшивой палестинской, а Иудее Хазарской), а в Западной Европе им пришлось бороться с римлянами, потомками (в первом-втором поколениях) завоевателей. Наверно, не один гуманист эпохи Возрождения создавал коллективный образ великого ученого раннего Средневековья, вот и появились приписываемые его перу многочисленные трактаты, охватывавшие практически все сферы науки и образования.

 

                                                                  ПОМПОНИЙ ЛЕТ

 

Современником Меховского, про которого говорилось в предыдущей книге «Нашествия», был Юлий Помпоний Лет (Сабин), глава первого поколения итальянских гуманистов. Именно благодаря Лету был возрожден (это, конечно, по ТВ, а по АВ — основан) античный театр с постановкой античных (по АВ, средневековых, но в придуманном античном стиле) пьес. Он стоял у истоков основания Римской академии.

Помпоний Лет писал и на темы древней истории. Вот, в частности, отрывок из его комментария к «Георгикам» Вергилия: «Угры приходили вместе с готами в Рим и участвовали в разгроме его Аларихом... На обратном пути часть их (уричей) осела в Паннонии и образовала там могущественное государство, часть вернулась на родину, к Ледовитому океану, и до сих пор имеет какие-то медные статуи, принесенные из Рима, которым поклоняются как божествам».

Если бы не известность Юлия Помпония Лета в средневековом мире и некоторые строки из его произведений, явно свидетельствующие о событиях Средних веков, то право же, его вполне могли бы назвать античным римским автором. Одно его имя чего стоит: имя настоящего древнеримского аристократа. Гаю Светонию Транквиллу, автору «Жизни двенадцати цезарей» повезло (или, наоборот, не повезло?) больше: его, в действительности средневекового автора, признали античным классиком.

А ведь запросто Помпония Лета могли перебросить в античное время. Я. Буркхардт в «Культуре Италии в эпоху Возрождения» писал, что «все, что нам известно о нем, восходит к письму его ученика Сабелико, в котором Лет слишком уж уподоблен древним». Да и в жизнеописании Лета много того, что вполне можно было бы соотнести с древнеримскими временами. Цитирую Буркхардта дальше: «…обрабатывал землю по предписаниям Катона, Варрона и Колумеллы; праздники он посвящал рыбной ловле и охоте на птиц, а также скромным пикникам у какого-нибудь ручья или на берегу Тибра».

А вот еще о нем: «Никто не обращался с античным текстом так бережно и робко, как он; и к прочим памятникам античного мира он всегда свидетельствовал свое уважение тем, что вставал, словно в каком-то восторге, или разражался слезами… Лет устраивал в Риме постановки античных пьес, в основном Плавта, которыми лично руководил. Кроме того, в день основания города он ежегодно устраивал праздник, на котором его ученики и друзья произносили речи и читали стихи. Из этих спектаклей и праздников возникла так называемая Римская академия… Случалось, что гости разыгрывали фарсы в духе ателланы (народный импровизированный театр в Древнем Риме с постоянными типами-масками). Как свободное собрание очень изменчивого состава, академия эта существовала вплоть до разорения Рима» (Я. Буркхардт).

«Члены Академии осуществляли постановки пьес латинских авторов, в первую очередь комедий Теренция и Плавта, на языке оригинала. Произведения этих авторов ставились в последней четверти XV века во многих городах Италии, в Ферраре — даже в итальянских переводах. Но инициатором подобного обращения к древнеримской комедии была, скорее всего, Римская академия. Именно у Помпонио Лето впервые возникла идея о переносе античных пьес на современную сцену. Эта идея явилась следствием их филологического изучения. Именно в Римской академии постановки античных авторов носили программный, а не эпизодический характер» (Ю. А. Бутовченко «Римская академия Помпонио Лето и возрождение античной литературы», с сайта http:// www.hist.msu.ru).

Осмелюсь предположить, что настоящими авторами текстов «античных» пьес как раз и были члены этой Римской академии.

Здесь прозвучала интересная информация о том, что Римская академия «существовала вплоть до разорения Рима». О каком же разорении Вечного города идет речь? Без сомнения, о событиях 1527 года, когда 20000 наемников испанского монарха (а это были испанцы, немцы, итальянцы) ворвались и разграбили Рим. В течение нескольких дней наемники грабили жителей, пытали их, были убиты тысячи людей, а сам Рим разрушен. Не с тех ли времен появились руины Колизея? Не этот ли варварский погром дал пищу бывшим членам Римской академии для создания фантазий о разгроме Рима вандалами?

Рим традиционной истории пал в 476 году. Средневековый Рим — в 1527 году, т. е. спустя 1051 год. Эта цифра вам ни о чем не напоминает? 1053 года — основной временной сдвиг по теории Фоменко и Носовского. Именно с таким сдвигом скалигеровская история перебросила ряд событий средневековой истории в античные времена. Не являясь сторонником «новой хронологии», тем не менее, замечу, что целый ряд примеров от двух уважаемых авторов соответствует и альтернативной версии. А в данном случае мы видим, как появилась традиционная дата падения Рима.

Но если конкретно с Помпонием Летом у скалигеровских или иных хронистов не получилось переброски во времена Древнего Рима, то все же имя такой значимой для «возрождения» античных времен фигуры как Помпоний не могло остаться незамеченным. Как следствие этого, именами Помпониев буквально нашпигованы античные времена.

Помпоний Мела, римский географ первого века нашей эры. Его труды являются самыми древними из сохранившихся латинских географических трудов. Отметим: из числа сохранившихся. Но не потому ли сохранились, что были написаны в Средневековье, в эпоху Возрождения?

Тит Помпоний Аттик, еще один историк — автор «Хроники» — краткого изложения истории Рима со дня его основания. Жил в первом веке до н. э.

Луций Помпоний, живший в те же годы, что и предыдущий однофамилец. Известен как поэт и драматург, т. е. как и наш «главный» Помпоний.

Помпоний Секст, римский юрист второго века н. э., автор краткого руководства по истории римского права.

Помпоний Басс, из первого-второго веков н. э. Друг, кстати, Плиния-младшего, известного древнеримского писателя.

Публий Помпоний Секунд, тоже из первого века, римский драматург и военачальник. Античной драматургией как раз баловался Помпоний Лет.

Люций Помпоний, римский военачальник первого века н. э., с войском которого совершил поход в Германию Плиний-Старший, древнеримский энциклопедист, дядя Плиния-Младшего. Думаю, что последние два Помпония — одно лицо, т. к. Помпоний Секунд был другом Плиния-Старшего и являлся легатом в Верхней Германии.

Помпоний Флакк, легат Сирии, тоже первый век н. э.

Помпоний Руф, первый-второй века н. э. Это уже целых два Помпония, один Квинт, другой Кай. Оба были консулярами.

Если вам мало Помпониев мужского рода, то есть еще и Помпония Галла, богатая женщина и т. д. На мой взгляд, все эти античные Помпонии — суть дубликаты Помпония эпохи Возрождения, при котором его друзьями было написано много «античных» трудов и в которых он ими был по-дружески включен в список персонажей реконструированных древних времен. А некоторые «античные» произведения самого Помпония Лета были выданы за античные труды его однофамильцев.

 

                                                                     КУЛЬТ БААЛА

 

На страницах «Нашествия» неоднократно упоминалось имя Баала (Ваала). Оно переводится с семитского как «господин», «владыка», «голова». Баал — древнее общесемитское божество, он считался богом солнца и плодородия, вод и войны, для семитов он был богом-творцом мира, богом-осеменителем.

Первоначально культ Баала появился на Ближнем Востоке — в Финикии, Палестине и Сирии. Оттуда он проник в Карфаген, Египет, Испанию, а во времена императора Гелиогабала (Элагабала) и в Рим.

Культ Баала как идолопоклонство был широко распространен в Израиле и Иудее. С ним непрерывно боролись, запрещали, уничтожали его храмы, но культ постоянно возрождался и был серьезным соперником истинному богослужению Яхве. На основании отдельных фрагментов Ветхого Завета можно даже предположить, что культ Баала в древности смешивался с почитанием Яхве, а его элементы проявлялись даже в обрядах поклонения Яхве.

Имя библейского персонажа Веалии (по-еврейски Беалья), еврея-вениаминянина, пришедшего к Давиду, содержит имена этих двух божеств. Беалья — «Баал-Яхве», т. е. «Владыка Яхве». У того же Давида встречаем сына по имени Веелиада (Беэльяда) — «Баал Яхве узнал». Исходя из перевода этих имен, можно предположить, что первоначально иудеи называли Яхве Баалом (т. е. «господином», «владыкой»).

В книгах Ветхого Завета пророки часто упоминают поклонение Баалу как почитание разврата, это было связано с культовой проституцией и жертвоприношениями людей, в первую очередь детей.

Постоянные соперники римлян карфагеняне ежегодно приносили в жертву сто детей из числа самых знатных семей. В военное время число жертв резко увеличивалось. В дни нашествия на Карфаген сиракузского тирана Агафокла 500 детей было сожжено живьем перед изображением Баала для утоления его гнева. Диодор сообщал о существовании особой машины для детских жертвоприношений в виде медной статуи Баала с вытянутыми полыми руками, которые были наклонены так, что брошенный туда ребенок скатывался и летел во чрево огненной машины.

Древнегреческий историк Клитарх уточнял процесс сжигания детей. Медный Кронос (т. е. Баал) был устроен так, что когда пламя охватывало рот сжигаемого, тело начинало содрогаться, и казалось, что рот дергается от смеха. Так продолжалось до тех пор, пока тело ребенка на жаровне не переходило в ничто.

Обряд жертвоприношения у семитов считался праздником, поэтому родители приносимого в жертву ребенка были обязаны являться в нарядной одежде и иметь веселое лицо. Пытаясь заранее спасти своих детей, некоторые семьи покупали чужих младенцев, растили их как своих родных детей, а затем отдавали на жертвоприношение. Интересно, действительно ли радовались эти приемные родители, когда при них поджаривали их приемных детей? Думаю, да. Это были чужие дети, скорее всего, дети покоренных ими племен, которые изначально для них не считались людьми.

Но не только детей приносили в жертву Баалу. Так, те же карфагеняне ежегодно сжигали самых красивых военнопленных, предварительно их оскопив.

У аккадцев, семитов живших в Аккаде, государстве на территории Междуречья, Баал назывался именем Бел (по-аккадски «владыка»). В Ассирии его называли вначале Мардуком, а затем Ашшуром. Ашшур — солнечный бог, его эмблемой был крылатый солнечный диск. Но и Баал — бог солнца. Известный город Баальбек имел второе название — Гелиополь, т. е. «город Солнца» и был местом почитания Бога Солнца.

До наших дней дошли надписи ассирийских правителей. Вот слова царя Ашшурнасирапала: «3000 человек их полона сжег в огне, не оставил ни одного из них как заложника... Их тела я сложил башнями, их мальчиков и девочек сжег на кострах, Хулая, их начальника поселения, я ободрал, кожей его одел стену города Дамдамуса

Их многочисленный полон я сжег в огне, многих людей живыми захватил в руки — одним я отрубил кисти и пальцы, другим отрубил носы, уши и пальцы их, а многим людям ослепил глаза. Я сложил одну башню из живых людей, другую из голов, и привязал к столбам их головы вокруг их города. Их мальчиков и девочек я сжег в огне, город разрушил, снес, сжег в огне и пожрал его…

Головы бойцам их отрубил, сложил из них столп напротив их города, их мальчиков и девочек сжег на кострах… Город я осадил, мои храбрецы налетели на них, как птицы. 600 бойцов я сразил оружием, головы им отрубил, 400 человек живыми захватил в руки, 3000 человек их полона я вывел. Этот город я взял себе, живых людей и головы воистину я доставил к Амеду… сложил башню из голов напротив ворот, а живых людей вокруг города посадили на колья...

Я подошел к городу Уда... вывел 3000 человек их полона. Живых людей вокруг города посадил на колья, некоторым ослепил глаза... Город я покорил, 800 бойцов сразил оружием, отрубил головы, много живых людей захватил в руки, остальных из них сжег в огне, тяжелый полон их полонил, башню из живых и из голов воздвиг перед их воротами, 700 человек перед их воротами посадил на колья, город разрушил, снес, обратил в холмы и пепел, их детей сжег на кострах… 200 человек я захватил в руки живыми и отрубил им кисти».

Ему же вторит Салманасар III: «Осадил и захватил город, перебив многочисленных его воинов, полонил полон, сложил башню из голов напротив города, их мальчиков и девочек сжег на кострах... осадил и захватил город, перебил его многочисленных воинов, полон полонил, сложил башню из голов напротив города и сжег в огне 14 окрестных поселений... Арзашку вместе с его окрестными поселениями я разрушил, снес, сжег огнем, сложил башни из голов напротив ворот, одних зарыл внутри башен живьем, других посадил вокруг кучи на колья...».

И все это приносилось в жертву Ашшуру, т. е. верховному семитскому богу Баалу. Самое страшное в этих строках — та легкость, с которой они написаны. Они ГОРДИЛИСЬ своими поступками. То же самое происходило на всей территории, подвергнувшейся захвату семитами в VII—VIII веках нашей эры. Это было в Месопотамии, Малой Азии, Причерноморье, в Европе… Европа обезлюдела, особой популярностью у семитов пользовались белокурые мальчики, приносимые в жертву их кровожадному богу. Караваны с юными невольниками протянулись до самой Малой Азии, где стояли самые первые капища Баалу.

Именно от захватчиков-семитов переняли обычай сажать на кол своих врагов древние русы, а в более поздние века славяне — украинцы, поляки, русские, а также славяне, жившие на Балканах. Последнее название, кстати, тоже происходит от имени Баала-Ваала: семитское Баал-каан превратилось в общеизвестный топоним. Расположенная там же Валахия — страна «Ваал-Яхве».

Славяне вместе с окрестными народами были порабощены семитами-аварами — обрами в русских летописях. От них же к восточным славянам перешла и вера в семитского бога Ваала, Велеса по-славянски. Да, древний языческий восточнославянский бог на самом деле был семитским Ваалом. До меня, кстати, такое предположение высказывал известный чешский славист Нидерле. По-чешски «велес» — «черт, злой дух». А в старославянском слове «вельзевул», т. е. дьявол, и вовсе дважды появляется имя Ваала: «Ваал-это-Ваал» (однако, в традиционной версии наиболее известен явно несостоятельный вариант перевода как «Повелитель мух»).

В «Повести временных лет» сообщается о трех клятвах русских князей с Царьградом. Игорь клялся Перуном, а Олег и Святослав — Перуном и Волосом, богом скота. Во многом это обусловило то, что ученые признали оба эти божества верховной культовой парой Киевской Руси. Но если у Перуна еще можно предположить индоевропейское происхождение, то Велес, на мой взгляд, — это семитский бог Ваал. В таком случае следует отметить, что у восточных славян Велес потерял ряд черт, свойственных Ваалу, которые остались за Перуном, богом войны, грома и молний.

Велес был богом плодородия, скотоводства, богатства, мудрости, охоты и мертвого мира. Но именно за это отвечал и семитский Ваал. Ваал изображался двояко — реже в человекоподобном облике, в виде могучего великана с молниями в руках (эти функции в Киевской Руси остались за Перуном), чаще в виде быка или человека с бычьей головой. В христианскую эпоху Велес сопоставлялся с сатаной. Действительно, изображение Велеса в виде человекообразного существа с бычьей головой вполне соответствует такому определению.

 

Image:Theseus Minotauros Louvre MNC675.jpg

По описанию Велес очень похож на Минотавра греческих мифов

Image:GeorgeF.Watts-Minotauros.png

А таким видел Минотавра Д. Уотс. XIX век

 

У западных и южных славян Ваал (Велес) не приобрел статус бога. Как уже говорилось выше, по-чешски Велес означает черта, у словаков слово «велес» промелькнуло в значении пастуха. В Боснии есть гора Велес.

Славянский Велес и его прототип семитский Ваал по своим функциям могут быть сопоставимы и с западногерманским богом Вотаном (скандинавским Одином). Один, в свою очередь, сопоставляется с еврейским вождем Даном. По АВ, Дан пришел в район Ютландии, принеся с собой знания. Один-Вотан был одноглазым, но и восточнославянский Велес считался одноглазым хранителем знаний.

В Европе есть река Ваал, приток Рейна. Для историков и других ученых, воспитывавшихся на постулатах традиционной истории, данное название ничем не примечательно, вряд ли у них возникнет ассоциация с именем кровожадного семитского бога: семитов, по ТВ, на Рейне никогда не было. Интересно, есть ли поблизости притоки Рейна с семитской основой в их названиях? Есть и их много! Мозель, Маас, Саар, Ар, Хазе, Наэ, Лан. На них обратил внимание Александр Кобринский в работе «От каменного до железного» (с сайта http://1alex.5u.com/index.html).

Откуда же столько семитских топонимов в районе северного Рейна? Приведу небольшой отрывок из его текста. «Во-первых, эти наименования не могли быть порождены иудеями, вынужденными уйти из Испании, после подписания их Католическим Величеством Фердинандом и Изабеллой известного эдикта. И даже если часть изгнанных обосновалась в низовьях Рейна, то при всех благоприятных условиях вызывает сомнение возможность внедрения названия рек (гидронимов) на языке иврит отверженными отщепенцами в чуждой среде местного (коренного) населения.

Во-вторых, не могло похожее иметь место и во времена диаспоромании — добровольного пребывания значительной части верующего населения вне Палестины, ибо даже при допущении возможности массового заселения иудеями в VI—V веках до н. э. низовьев Рейна, эти гипотетические переселенцы никак не могли бы назвать какой-либо приток Рейна Ваалом — именем финикийского языческого бога.

Отсюда следует допустимость предположения, что этнос, давший названия притокам Рейна, поклонялся Ваалу и к таковому вполне могли бы быть отнесены племена, родственные народам Ханаана. Археологические источники свидетельствуют, что уже в IV тыс. до н. э. в этих районах морская торговля достигла высокого расцвета. Однако, как это нам представляется, появление семитских этносов вдоль узкой полосы Восточного Средиземноморья — всего лишь попутный результат дифференциации праматеринского этноса, служившего этому генетической основой. Сакральная устремленность к перемене места родилась в районах Причерноморья, Приазовья и Каспия (основной путь переселения — через Кавказ в районы Междуречья, и далее — прибережья: Восточного Средиземноморья, Сев. Африки, Пиренейского полуострова, Северного моря — включая ближние острова). То, что именно такой маршрут имел место, подтверждается и распространением дольменов в приморских областях Азии, Сев. Африки и Европы; и результатами как археологических раскопок, так и сравнительной лингвистики, а также некоторыми побочными факторами, которые хотя и зафиксированы, но при этом, как правило, интерпретированными неубедительно».

Однако Кобринский на вопрос, откуда появились семитские названия у притоков Рейна, все же делает неверный вывод. По его мнению, славянские языки и иврит — языки родственные, их родство восходит к единому этносу еще времен позднего неолита и бронзового века. Что же, иного вывода от человека, верящего в ТВ, вряд ли стоит ожидать. Но и это предположение, пожалуй, единственно возможное для объяснения семитской топонимики, ни историками, ни в первую очередь лингвистами принято быть не может: оно никак не укладывается в существующие устоявшиеся рамки традиционной истории, с которой давно «подружились» лингвисты.

Зато альтернативная версия истории прекрасно объясняет наличие семитских названий в районе нижнего Рейна. А именно тот район обильно осваивали пришельцы-семиты, оставившие свои названия притокам Рейна и принесшие на эти берега культ своего бога Ваала (Баала).

От имени кровожадного до человеческих жертв бога Баала произошло и слово «каннибал». Это двухсоставное слово, первая половина которого указывает на имя гуннов, главного врага пеласгийско-романской Европы. Не случайно на латыни слова «собака» и «волк» звучат как canis. Бичом Божьим (т. е. бичом бога Баала) был гунн Аттила, враг Рима. Его дубликатом был карфагенянин Ганнибал (т. е. гуннский Баал), тоже враг Рима. Жители Карфагена весьма отличались на поприще принесения человеческих жертв Баалу, пожирателю человеческой плоти. Вот и название людоедов — каннибалы. К сожалению, это только моя точка зрения, а официально считается, что слово «каннибал» произошло со времен Христофора Колумба. Так — каниба — называли жители Багам гаитянян, будто бы людоедов. Между тем, даже французские и испанские слова cannibale, canibal наглядно свидетельствуют в пользу предложенной здесь версии.

Имя бога Баала (Ваала) отразилось во многих исторических именах и географических топонимах. Многие из них периодически возникают на страницах «Нашествия». Вот еще одно из них: князь Бравлин. Тот самый новгородский князь, о котором писалось в «Житие св. Стефана Сурожского».

Житие написано в XV веке и в нем, в частности, повествуется о походе русской рати во главе с князем Бравлином в Таврию, где они после десятидневной осады Сурожа ворвались в город. Князь Бравлин вошел в двери городского собора Святой Софии и ограбил богато украшенный гроб святого Стефана. После этого князь серьезно заболел. Испугавшись, Бравлин повелел вернуть награбленное и крестился вместе со своими людьми.

Считается, что речь идет о событиях, происходивших не ранее конца VIII века. Упоминаемый Новгород — это, скорее всего, Неаполь Скифский. Внешне славянское имя Бравлин некоторые склонны считать именем на языке тавро-алан, означающим «сдавленный». Действительно, славянам еще рано появляться на исторической сцене в районе Крыма.

Но вот по АВ, Бравлин мог быть вождем русов, племени угорского происхождения, жившего по-соседству с Крымом — к востоку от Керченского пролива. В те времена еще было сильно влияние культа семитского бога Баала, последователем которого и являлся вождь русов (по альтернативной версии, вождями племен зачастую становились люди из числа захватчиков, таким вполне мог быть и Бравлин). Имя его несет следы семитского происхождения. «Бар» по-арамейски означает «сын». «Сын Ваала» — Барваал спустя столетия превратилось в Бравлина (Бравалин — в одной из рукописей). Семит (или полукровка, неважно) Барваал напал на Неаполь Скифский и ограбил могилу одного из первых христианских иерархов, заболел, крестился и выздоровел. Вот такова вкратце трактовка истории, почерпнутой из текста XV века.