ЧАСТЬ 1. ГЛАВА 2. ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ

 

•Кто же говорил по-славянски на Руси?•Как на Руси стали говорить по-славянски•И еще о славянах•

 

 

Если  бы славяне не были так раздроблены и если  бы между отдельными  их племенами было  менее  несогласия, то  ни один народ  в  мире не в состоянии был бы им противиться.

                                                           Ал-Масуди

 

 

КТО ЖЕ ГОВОРИЛ ПО-СЛАВЯНСКИ НА РУСИ?                                 

 

 Традиционная история давным-давно разобралась с этническим составом Древнерусского государства. К славянам она относит полян, северян, древлян, дреговичей, вятичей, радимичей, полочан, кривичей, словен ильменских, уличей, тиверцев и волынян. То, что все эти племена являются славянами, — это постулат, краеугольный камень, на котором стоит вся русская история. Но так ли это? Доказательная база традиционной истории в этом вопросе невелика, что не удивляет: зачем, мол, доказывать всем очевидное? Но, думаю, традиционным историкам, пребывающим в безнадежном благополучии, рано или поздно придется задуматься о несуразности той истории, которую они обслуживают и оберегают.

Ну а мы сейчас давайте рассмотрим этот вопрос и начнем с «Повести временных лет». Вот что в ней написано о восточных славянах: «…славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие — древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от нее и назвались полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем — славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ».

Чуть дальше в «Повести...» утверждается: «Вот только кто говорит по-славянски на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели по Бугу, а затем ставшие называться волынянами».

Как видите, во втором списке к перечисленным племенам добавлены только бужане. А где же кривичи, вятичи, радимичи, уличи, тиверцы? Правда, в «Повести...» есть слова о том, что кривичи происходят от полочан, но что понимать под глаголом «происходят»? Мы до сих пор не смогли определить все значения тех или иных слов, которые встречаются в летописях. А раз так, то древнерусские тексты могут быть неправильно истолкованы.

Данное упоминание про кривичей может означать всего лишь то, что месторасположение кривичей находится за землями полочан. Сравните перевод с оригиналом. Под оригиналом следует понимать вариант летописи на древнеславянском языке, предложенный историками читателям. Настоящий же оригинал (точнее, его копия, дошедшая до наших дней) труднодоступен для обычного читателя, ибо представляет собой сложный набор букв древней кириллицы. Вот перевод: «…а другое на реке Полоте, где полочане. От этих последних произошли кривичи, сидящие в верховьях Волги…». А вот как звучит оригинал: «…а другое на Полоте, иже полочане. От них же кривичи, иже седять на верх Волги…». Как видите, академик Лихачев довольно неточно перевел оригинал «Повести временных лет», где вовсе не утверждается, что кривичи ПРОИСХОДЯТ от полочан, просто они расположены РЯДОМ с полочанами. Говоря по-другому, достаточно в строки «Повести...» добавить обстоятельство «в стороне», как получится: «…иже полочане. В стороне от них же кривичи». Кстати, такой перевод оригинала был бы точнее, чем предложенный Лихачевым. Почему Лихачев допустил такую грубую ошибку, добавив слово «происходят»? Потому, что традиционная история всегда считала и считает кривичей такими же славянами, как и полочане. Так и появилось в переводе неброское, но очень важное для традиционной истории дополнительное слово «происходят».

До сих пор абсолютно неверно трактуются слова летописца о славянах-словенах. Ошибочно считается, что под словом «словене» (это по оригиналу) речь идет только о новгородских словенах, но надо, на мой взгляд, понимать, что это славяне. Напомню, что транскрипция современных слов «славяне» и «словене» в оригинале «Повести...» одинакова: «словене».

То, что кривичи являются славянами, в «Повести...» вообще нигде НЕ УПОМИНАЕТСЯ. Наоборот: «Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей, и пришел...». Вот еще: «Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей». И еще: «Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь» и т. д. То есть во всех вышеприведенных цитатах кривичи четко отделяются от славян (словен).

В таком случае современный перевод «Повести...» должен звучать так: «Выступил в поход Олег, взяв с собою много воинов: варягов, чудь, славян, мерю, весь, кривичей, и пришел…», «Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и с кривичей», «Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь».

Сразу отмечу, что все эти выдержки рассказывают о событиях IX века. О событиях X века в «Повести...» читаем: «…взял же с собою множество варягов, и славян (!), и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев…». По этой фразе скажу только одно: она не вызывает доверия, так как слишком длинно перечисление племен. Вероятно, это позднейшая вставка — дополнение к пяти первоначально упомянутым племенам. Это подтверждают еще три выдержки из «Повести...», касающиеся событий X века. «Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словен, и кривичей, и тиверцев». Следует заранее предупредить читателей, что поляне также не славяне, но об этом чуть дальше. «Владимир же собрал много воинов — варягов, словен, чуди и кривичей». И наконец последнее: «И стал набирать мужей лучших от славян(!), и от кривичей, и от чуди, и от вятичей…». Как видите, даже по современному переводу «Повести временных лет» выходит, что кривичи НЕ СЛАВЯНЕ, как, впрочем, и вятичи.

Татищев считал кривичей сарматами.  Такой вывод он сделал на основе того, что «слово криве на сарматском языке значит верховье рек». А к сарматам Татищев относил и всех финно-угров, и литовцев. Кстати, литовцы называли Россию krewenzemla, или земля кривичей. Латыши называют русских кревами. Мы знаем, что, как правило, название народу дает он сам или его ближайшие соседи. Здесь как раз типичный второй вариант происхождения этого названия: кривичи действительно жили в верховьях рек: Волги, Днепра, Западной Двины и многих других.

Не отрицая определенного ираноязычного компонента среди кривичей, последние, на мой взгляд, определенно балты. Это подтверждает и археология. В ареале западного расселения кривичей (регион  треугольника Смоленск — Полоцк — Псков) VII—IX века представлены культурой длинных курганов, в которых явно заметно балтское влияние. И еще одно: krive — это у древних литовцев верховный жрец Криве-Кривейто.

 Про радимичей и вятичей в переводе сказано, что они происходят от рода ляхов. И опять же по оригиналу: «Поляном же живущим особе, якоже рекохом, сущим от рода словеньска, и нарекошася поляне, а деревляне от словен же, и нарекошася древляне; радимичи бо и вятичи от ляхов. Бяста бо 2 брата в лясех, Радим, а другий Вятко». То есть, поляне и древляне по «Повести...» — из РОДА славян, но вятичи и радимичи — просто, без упоминания рода, из «ляхов», которые вроде даже и не ляхи, а просто жители «лясех», что может означать просто жители ЛЕСОВ. Вятичи и радимичи по ТВ оказались польскими славянами из-за неправильно истолкованного слова, которое означало всего-навсего лес. Действительно, эти племена жили в лесах. К тому же, не слишком ли далеко от Польши забрались «польские» вятичи?

По одной из существующих версий название народа мордвы по своему происхождению… ираноязычное. Оказывается, в иранских языках есть слово martiya, переводимое как человек, мужчина. К этой основе добавился суффикс «ва», так и получилось: мордва. Если взглянуть на карту, то увидим, что соседями мордвы было племя вятичей, в случае признания вятичей ираноязычным племенем станет понятно благодаря чему мордва получила такое название.

Татищев, а затем Миллер считали вятичей не славянами, а сарматами. «Имя их есть сарматское и знаменует на сем языке людей грубых, беспокойных, каковы они и в самом деле были. Чуваши доныне именуются на мордовском языке ветке». Ряд историков название «вятич» связывают со словом «ант». Но анты не славяне, я считаю, а иранцы. Об этом мы поговорим в следующей главе.

Что же касается «славян» — уличей и тиверцев, то «Повесть...» ОДНОЗНАЧНО определяет их принадлежность к ираноязычным племенам: «…греки называли их «Великая Скифь». В оригинале последние два слова стояли без кавычек. Скифы же, как известно, ираноязычный народ. Хотелось бы узнать у наших историков, а куда же делись эти «славяне» — уличи и тиверцы, столь многочисленные и компактно проживающие?

Из всего вышесказанного вполне можно предполагать, что вятичи, радимичи, уличи и тиверцы, скорее всего, были ираноязычными племенами, а кривичи — балтским племенем.

Теперь настало время рассмотреть оставшиеся семь славянских племен на предмет принадлежности их к славянам. К древлянам, дреговичам, полочанам, волынянам и словенам новгородским претензий нет. Они славяне. Зато есть вопросы по полянам и северянам. На мой взгляд, это сарматские племена, естественно, не в чистом виде, с определенной славянской примесью у полян и значительным, возможно, даже преобладающим угорским компонентом у северян.

По мнению ряда современных ученых само название славянского племени «северяне» имеет иранское происхождение. Если же северяне происходят от славянского слова «север» (а в оригинале «Повести...» они так и названы — «север»), то на каком севере они находятся? Наоборот, это юго-восток от центра славянских поселений. Но, на мой взгляд, название племени северян может происходить от несколько раз упоминаемого у историков племени савиров. Иордан делил гуннов на две главные ветви: аулзягры (булгары) и савиры. Феофан Исповедник писал: «Гунны, называемые савирами, проникли…». Прокопий, характеризуя савир, также говорил, что они являются гуннским племенем.

О савирах известно то, что это племя оттеснило на запад угров и булгар. Последний раз савиров застают в районе Приазовья, где они воюют с римлянами и персами. Было это в 578 году. Больше о них нет упоминаний. И именно во второй половине VI века в этом же регионе на историческую сцену выходят авары. Сравните названия двух племен: савиры и авары. Почему никто из исследователей не признал их идентичность? А между тем это одно и то же племя, сравните без огласовок: СВР и ВР! На месте племени северян в XV—XVII веках хроники застают севрюков — особую группу населения. Схожесть названий и месторасположение дают основание признать их идентичность.

Об аварском каганате, центром которого стала Паннония, знают многие. Даже «Повесть временных лет» не прошла мимо обров, т. е. авар, рассказав, как они притесняли дулебов. Но вполне возможно, что власть авар распространялась не только на Паннонию и часть Западной Украины, но и намного восточнее, где тоже, вероятно, жили авары, известные нам под именем савиров. В 750-х годах происходит вторжение в Закавказье неких севордиков, которых арабы называют саварджи. В этих названиях явно видны те же савиры. Севордиков отожествляют с мадьярами, а мадьяры, как известно, угры. У Константина Багрянородного есть  указание  о  том,   что мадьяры в Леведии назывались саварти-асфалами — крепкими савартами. То есть опять идет отожествление савиров и мадьяр.

И еще о северянах. По археологическим данным, на территории этого племени расселялись пришельцы с востока, то есть однозначно этими пришельцами не могли быть славяне. И, наконец, если северяне были славянами, что помешало их быстрому растворению среди остальной массы населения Руси?

Хазарский царь Иосиф сообщал (в переводе Коковцова): «У этой реки расположены многочисленные народы… бур-т-с, бул-г-р, с-вар, арису, ц-р-мис, в-н-н-тит, с-в-р, с-л-виюн». Давайте восстановим эти названия полностью: буртасы, булгары, авары, русы, черемисы, вятичи, северяне (или савиры?), славяне. В этом списке упоминаются отдельно славяне, а среди других соседей Хазарии — те же вятичи и северяне. То есть получается, что и русы, и вятичи, и северяне не являлись славянами, что еще раз доказывает правильность приводимых здесь утверждений. В самом деле, никто не скажет, к примеру: «Россия страна славянская, но в ней живут еще и татары, башкиры, мордва, УКРАИНЦЫ И БЕЛОРУСЫ…».

В названии полян отчетливо видна основа — «поле», это жители полей. Половцы, кстати, и получили свое название от славян по месту их обитания (жители полей, степей). Но в районе Киева и его окрестностей были леса. Так почему же — поляне? Греческий историк Диодор Сицилийский, живший по ТВ в I веке до нашей эры (на самом деле, конечно же, — в более поздние времена), писал о сильном народе «палов» — потомков одной половины скифов. Уж не поляне ли это?

Следует также отметить, что районы южной Руси, примыкающие к Киеву, были практически не заселены. Князь Владимир с целью укрепления южных районов и самого Киева приказал строить там новые города и населял их поселенцами с северо-востока: славянами, кривичами, чудью, вятичами.

Между прочим, часть печенегов поступила на службу к киевским князьям, получив в качестве пастбищ земли Поросья. Но в таком случае, где же их коренные обитатели, землепашцы поляне-славяне, в существование которых так верят традиционные историки?

Почему же «Повесть временных лет» относит к славянам полян и северян? Здесь ответ весьма прост: поляне были племенем Киева — стольного города великих князей. Поляне просто ОБЯЗАНЫ были быть славянами. В этот же список были включены и соседи полян — северяне. Здесь причина, конечно, не в доброжелательном отношении летописцев и их заказчиков к своим соседям, просто они поняли, что если соседи полян не окажутся славянами, то потом могут возникнуть вопросы и по самим полянам.

А полян летописец любил. Вот что он пишет в «Повести...»: «Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют… А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывало… А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало… Этого же обычая держались и кривичи…». Как видите, всем досталось на орехи, кроме полян, естественно.

На вполне резонный вопрос: почему же в число славян были включены и неславянские племена, и в то же время «Повесть...» дает длинный список других неславянских народов, говорящих «на своих языках», ответ может быть довольно прост. В список так называемых славянских племен вошли почти все племена, которые составили ядро будущей древнерусской народности и к XI веку (времени начала составления «Повести...») уже ославянились, имели князей-наместников, назначаемых правителями — Рюриковичами; племена же неславянские имели полную политическую автономию. Хотя дань платили и те и другие.

Таким образом, из двенадцати славянских племен, сообщаемых «Повестью...», славянами можно считать только племена древлян, дреговичей, полочан, волынян и словен новгородских.

 

 

КАК НА РУСИ СТАЛИ ГОВОРИТЬ ПО-СЛАВЯНСКИ       

 

   До сих пор считается, что восточные славяне, распространяясь из единого центра, находившегося в Поднепровье, были с самого начала схожи, как однояйцевые близнецы, с единым языком, без разделения на какие-либо диалекты. И лишь потом, в период феодальной раздробленности, единый язык разделился на три части, давшие нам русский, украинский и белорусский языки. Но если даже принять традиционную версию, что все двенадцать прарусских племен были славянами, даже тогда с такой версией трудно будет согласиться. Громадные расстояния, отсутствие дорог и средств сообщения и самое главное — наличие все-таки определенного количества инородного населения: финно-угров, тюрков, балтов, даже скандинавов — в различных регионах Руси привело бы еще в Х веке к разделению единого славянского языка на местные диалекты.

На мой взгляд, в эти времена имел место совсем другой процесс: объединение самых различных языков в общий единый язык рождающегося государства. Так уж получилось, что этим языком стал язык славян, но могли победить и финно-угры, и ираноязычные сарматы, и балты, а чуть позже и тюрки. Могло бы случиться и так, что на юге, скажем, говорили бы по-сарматски, на северо-востоке — по-финно-угорски, а на северо-западе — на одном из балтских языков и лишь на западе — по-славянски. В этом случае обязательно появилось бы несколько государств, единой державы, какой оказалась Российская империя, просто не сложилось бы и мировая история пошла бы совсем по другому пути…

Итак, ученые, сторонники традиционной версии истории, уверены, что в период феодальной раздробленности из-за разделения древнерусской народности политическими, экономическими и культурными барьерами произошло разделение единого языка на русский, украинский и белорусский. Однако давайте, обратим внимание на украинский язык. Считается, что ввиду того, что Украина оказалась отрезанной в течение четырех столетий от Руси, находясь во власти Орды, Литвы и Польши, здесь успела сложиться украинская нация. Но эту простую теорию ставит под сомнение город Чернигов. Дело в том, что регион Чернигова все-таки большую часть времени входил в состав Российского государства, а живут там, напомню, украинцы. Почему-то никто на такую странность внимания не обратил.

Зато у нас есть еще вековой давности утверждение Зеленина о том, что южнорусское население отличается от северных русских «значительно больше, чем от белорусов». Следовательно, в начале ХХ века у нас существовало деление восточного славянства не на три языковых народности, а на четыре: традиционые украинцы и белорусы и две группы русских: одни окающие, а другие акающие. Лев Троцкий даже собирался издавать, если не ошибаюсь, учебник тамбовского языка.

О том, что происходит с историей возникновения отдельных восточнославянских языков, наглядно показывает ситуация с украинским языком и, следовательно, происхождением украинской нации.

Некоторые украинские историки или добровольно, или выполняя политический заказ, утверждают, что украинский и русский народы сформировались обособленно еще в самом начале появления Киевской Руси, каждый на своей территории. Их вывод однозначно понятен: история Киевской Руси — это история украинская, а русские практически не имеют к ней никакого отношения. Отсюда близок вывод, к которому уже пришли власти Львова при молчаливом одобрении центральной украинской власти: русский язык вульгарен.

Однако как бы в противовес такому суждению существует теория Погодина, по которой именно русский народ создал Киевскую Русь, а затем полностью переселился на север и северо-восток. Освободившуюся территорию заняли другие славяне — пришельцы с Карпат.

Но, на мой взгляд, все еще более сложно. Прежде всего, давайте вспомним, кто заселял ключевую в этом вопросе землю — Черниговскую (напомню, что Чернигов большую часть времени входил в состав Российского государства, а живут там сейчас украинцы). Это были северяне, которые считаются по ТВ славянами, но в действительности были угорским племенем савиров с сильной сарматской примесью. Пришедшие в этот регион савиры (авары) смешались с автохтонным ираноязычным населением этого региона: скифами и сарматами. Да, здесь были и славяне, жившие рядом, но были и другие соседи — аланы, тоже ираноязычное племя.

На южнорусские земли постоянно накатывались волны степняков, многие из которых частями, а то и целыми племенами, как торки и берендеи, селились в южнорусских княжествах. А среди степняков были и тюрки, и угры. Впрочем, еще в Х веке население на юге было довольно редким, в отличие от северо-востока. Вот в «Повести временных лет» «…сказал Владимир: «Нехорошо, что мало городов около Киева». И стал ставить города по Десне, и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне. И стал набирать мужей лучших от славян, и от кривичей, и от чуди, и от вятичей, и ими населил города». Заметьте, что ни от полян, ни от северян поселенцы не набирались, впрочем, и сами новые города строились как раз на землях полян и северян. От малочисленной (по ТВ, конечно) чуди тоже были поселенцы. Именно эти переселенцы с северо-востока и помогли сгладить, на мой взгляд, столь большое различие между языками жителей юга Руси. А на территории современной Украины в те времена, напомню, жили славянские, иранские, угорские, а чуть позже и тюркские племена.   

А катализатором в громадном ассимиляционном процессе стало ПРАВОСЛАВИЕ. Религиозные обряды справлялись на славянском языке, на нем же писались книги и летописи. Формирующийся древнерусский язык обязательно должен был впитать в себя элементы письменного языка, который становился определенным эталоном при возникновении единой языковой общности. Если бы Владимир выбрал не греческую веру, а римскую или ислам, то религиозные службы шли бы на латыни или арабском языке. Нет, латынь или арабский на Руси не привились бы, но и славянский в борьбе с языками соседей не получил бы столь мощной поддержки в лице православной церкви. Какой бы тогда язык победил на Украине: славянский, угорский, иранский, тюркский? Скорее всего, на северо-западе —  славянский, а на юге и востоке — иранский, но последнему пришлось бы вести трудную борьбу с угорцами и тюрками. Не было бы никакой великой, на пол-Европы, католической или исламской Руси-Московии, как прогнозировал в своей книге Бушков. А если что-то и создалось бы, то, поверьте, славянскому языку тогда было бы тяжко: остатки славян к нашему времени уже были бы просто ассимилированы. Так что славянофилы должны быть благодарны князю Владимиру за «правильно» выбранную веру.

Но если продолжить рассмотрение прогнозов этногенеза в стиле Бушкова, то, в первую очередь, любопытно спрогнозировать ситуацию, в которой наши ближайшие соседи — волжские булгары в начале Х века приняли бы не ислам, а православие. В этом случае они тоже вошли бы в единую русскую ассимиляционную сферу: булгары — близкородственное русам (об этом — в последующих главах) племя, да и славян в Волжской Булгарии было немало. Вполне вероятно, что Поволжье было бы ославянено. Впрочем, здесь возможен и такой вариант: появление значительного количества финно-угорских элементов в этом ассимиляционном котле привело бы к победе финно-угорских языков на территории Северо-Восточной Руси.

Следует еще заметить, что южнорусские племена — северяне, радимичи, вятичи, в которых преобладали ираноязычные и угорские компоненты, в свое время подпали под зависимость хазар, став их данниками. Это, естественно, повлияло на ослабление ассимиляционной энергии этих племен при формировании в будущем общерусской народности, где в итоге победил все-таки славянский язык.

О преобладании ираноязычных языков в Южной Руси говорит хотя бы тот факт, что в Киеве открыты могильники, которые нашими учеными приписываются ираноязычным аланам. А вот признание Б. Грекова: «Скифский период, хотя и НЕ СВЯЗАН непосредственно с историей восточных славян, однако СООБЩИЛ им ряд штрихов, наложил некоторый отпечаток на быт восточного славянства: похоронный обряд, скифо-сарматские ритуальные изображения, перешедшие в русскую народную вышивку, зооморфные и антроморфные фибулы, мотивы скифских терракот на глиняных русских игрушках и др.». Итак, «не связан», но «сообщил». Как же так?  Впрочем, это логика академика Грекова

А вот еще у него же: «…по обоим берегам Днепра расположены курганы скифов-пахарей, т. е. одной из наиболее культурных частей скифских племен. Тут позднее мы застаем славянские племена полян, уличей и северян. Скифские курганы отделены от славянских более чем целым тысячелетием, но тип скифских могил Киевщины и Полтавщины остается, в основном, ТЕМ ЖЕ». Перед нами еще одно явное, более чем убедительное свидетельство в пользу того, что целый ряд славянских по ТВ племен в действительности оказываются ираноязычными скифо-сарматами. Также еще следует учесть, что украинцы по особенностям говора тяготеют к иранцам. Так что, как видите, скифский период все-таки непосредственно связан с историей «восточных славян», которые на поверку оказываются потомками этих скифо-сарматов. Но речь здесь идет, естественно, только о тех «восточных славянах», которые располагались на юге изучаемого восточнославянского ареала. Другие же «восточные славяне» были как славянами, так и балтами, и финно-уграми.

А вот мнение В. В. Седова: «Количество иранских параллелей в языке, культуре и религии славян настолько значительно, что в научной литературе поставлен вопрос о славяно-иранском симбиозе, имевшем место в истории славянства. Очевидно, что историческое явление затронуло лишь часть славянского мира и часть иранских племен. В этот период, нужно допустить, славяне и иранцы жили на одной территории, смешивались между собой, и в результате ирано-язычное население оказалось ассимилированным».

Следует еще отметить, что бытует версия, что мы, русские, говорим на языке, у которого иранская языковая основа. То есть иранский язык так насытился славянскими словами, что стал славянским. Иначе говоря, ираноязычное население переняло славянские слова, сохранив свою первоначальную иранскую языковую основу. Точно так же, как болгары в своем тоже славянском языке сохранили собственную неславянскую грамматику. К примеру, у них нет падежей.

Князь Владимир определяет главных языческих богов страны: «…постави кумиры Перуна …и Хърса, Дажьбога и Стрибога и Симаргла и Мокошь». Между тем Хорс и Симаргл являются иранскими божествами, Мокошь, по утверждению Б. Грекова, — богиня финских племен, а к явно славянским можно отнести только Перуна, да и то не в полной мере, так как у балтских народов роль Перуна играл Перкунас. Поэтому-то Перуна можно также считать родовым богом и для балтских племен.

Кстати, по мнению ряда историков, у славян не существовало общей славянской религии, а у каждого племени были свои собственные племенные боги. Не говорит ли и это о том, что однородной славянской массы на территории будущей Киевской Руси не было? Об этом может также свидетельствовать и археология. По ее данным, различные типы украшений, найденные в могильниках, располагались строго внутри соответствующих племенных объединений, отмеченных в «Повести временных лет», и границы этих ареалов нигде не пересекались.

Хорс являлся центральным божеством в древнем ираноязычном Хорезме. Византийский автор XII века Иоанн Киннам сообщает о том, что среди венгров есть люди персидского вероисповедания, то есть поклоняющиеся Хорсу и другим иранским богам. Не от древних ли угорцев Хорс и Симаргл вошли в список главных языческих богов князя Владимира? По крайней мере, это объяснение выглядит явно убедительнее, чем предлагаемое некоторыми нашими историками. По их мнению, иранские боги были включены в число главных богов князем Владимиром с его желанием переманить к себе на службу хорезмийскую гвардию, которую в 70-х годах Х века привлекли к себе хазары.

Некоторые историки просто констатируют, что «очень рано к восточным славянам стали проникать… языческие религии иранских и финских народов» (Б. Греков), но как это можно представить без широких взаимных контактов с большими племенными массами иранцев и угров? Что, славяне так запросто решают поклоняться чужим богам? Речь идет не об одном-двух ренегатах, а о целых славянских племенах. Напомню, что традиционные историки вообще отказывают в существовании иранскому населению на территории будущей Киевской Руси в IX—X веках, хотя о значительном иранском влиянии на Древнерусское государство говорят многие, но объяснить это влияние не могут или не хотят. В лучшем случае говорят о том, что, вероятно, где-то в VIII—IX веках часть жителей Хорезма (а его центральный город — Хива) транзитом через Хазарию переселились на Русь. Кстати, не оттуда ли и название города Киева — Хиова, то есть Хива?

В X веке Киевская Русь проходит обряд крещения и принимает церковные книги на болгарском языке. В православной церкви, в отличие от католической, богослужение и соответственно церковные книги были на местном языке, но болгарский язык оказался настолько близок к языку Киевской Руси, что церковные книги решили, по крайней мере на первых порах, оставить на болгарском языке.

Болгарский язык — язык славян, ассимилировавших пришлых булгар — угров. В Киевской Руси ассимиляционные процессы были еще в самом разгаре, но здесь также побеждал славянский язык. Принятие христианства на болгарском (славянском) языке этот процесс ускорило и закрепило.

Болгары относятся к южным славянам, но возьмите любую книжку на их языке и убедитесь, насколько этот язык близок русскому.

Поэтому об украинцах можно говорить как о народе, который вобрал в себя ДЕСЯТКИ разноплеменных групп населения. Может, потому и неудивительно, что среди украинцев в расовом отношении много ярко выраженных и брюнетов и блондинов.

В. Иванчук в одной из своих статей — компиляции работ исследователей «украинского вопроса», опубликованных в США, дает интереснейшие сведения. «Особое значение в украинизации имел Львов. Когда он стал центром одного из польских воеводств, то поляки ввели на его территории польский язык в качестве государственного. Коренное население его не приняло. И тогда в Львовских униатских центрах был разработан сленг из малоросского сельского диалекта, польского cредневекового литературного языка, польского идиша и немецкого идиша. Загляните в украинско-русский словарь и обнаружите там немало немецких, польских, а то и английских слов… «Слово о полку Игореве» и прочие памятники киевского периода написаны на русском языке и уж никак не на украинском. И даже после того, как «украинизаторы» выбросили из русской азбуки три буквы и прибавили две новые, испортив малороссийское наречие польским и немецким влиянием, даже и в таком изуродованном виде он не перестал быть русским языком. …Очень скоро… польский граф Фаддей Чацкий предлагает новую теорию: украинский народ не имеет ничего общего со славянством; его предки — кочевники из орды укров. Нечего говорить, что никаких исторических данных об этой орде никому открыть не удалось.

Бисмарк одобрил слово «Украина» для внедрения в качестве средства расчленения России, сказав: «Нам нужно создать сильную Украину за счет передачи ей максимального количества русских земель».

А Никита Хрущев выполнил завет Бисмарка, передав Украине Крым.

Таким образом, можно ли из этого сделать вывод, что на основании современного украинского языка нельзя с достоверностью определить те или иные его древние корни, так как этот язык в определенной мере искусственен? В определенном смысле — да. Но в то же время, вне всякого сомнения, базой для формирования украинского языка было малороссийское казачество, которое, в свою очередь, уходит корнями в татарские орды. На это указывает историк XVII века автор «Скифской истории» Лызлов. Он отмечает, что воины Мамая «язык же с российским, и с полским, и с волоским смешан имели». Основу войска Мамая составляли татары — тюрки по языку. Но, как видите, про тюркские корни — ни слова. Для традиционной истории это, конечно, загадка.

На примере украинского языка видно, насколько сложным был процесс этногенеза восточнославянских народов. И говорить о монопольном славянском базисе при образовании украинской нации, как, впрочем, русской и белорусской, нельзя.

  

 

И ЕЩЕ О СЛАВЯНАХ

 

  Какова же была роль славян в ассимиляционных процессах на территории Древнерусского государства? По Кожинову: «Ко времени прихода славян северную часть этой территории населяли финно-угорские племена, средин-нуюбалтские, южную — тюркские и иранские». Здесь следует внести небольшие коррективы: финно-угры занимали север и северо-восток, а балты — северо-запад.

Кривичи были балтским, а не славянским племенем, но на традиционных картах размещения племен его ареал указан неточно. Как историки определяли границы расселения племен? Карамзин пишет, что, вероятно, «весь, чудь и западные кривичи принадлежали к Новгородской области», так как войско Владимира (поход против Ярополка), правившего в Новгороде, «состояло из сих народов». Но если признать, что Новгород — это Ярославль (а этому посвящена целая глава данной книги), то расположение племен окажется иным.

В то же время чуть выше говорилось, что регион, очерченный  треугольником Смоленск — Полоцк — Псков, был представлен в VII—IX веках культурой длинных курганов, где заметно сильное балтское влияние. Данный факт может говорить, что до полочан автохтонным населением этого края были балтские племена. Впрочем, для такого вывода археология и не нужна: достаточно взглянуть на карту расселения древних балтов.

На школьных картах, где указан регион расселения словен ильменских, следовало бы вместо них указать кривичей. Именно они занимали обширнейшую территорию, границы которой доходили на западе до Чудского озера, а на севере до Ладожского озера. А подтвердят это, как ни странно, наши уважаемые официальные историки: раскопки Ладоги доказали, что это было «славянское поселение и именно кривичское». Если бы не борьба с норманистами, которые утверждали, что Ладога — это варяжское поселение, то об итогах раскопок умолчали бы или соотнесли бы их с ильменскими словенами. Но когда в руках оказывается аргумент против норманистов, то здесь уже нужно соблюдать научную точность. В итоге мы получили доказательство того, что в глубине, за якобы землями новгородских словен, жили кривичи. Взгляните на карту: как они могли оказаться в районе Ладоги? Ведь согласно ТВ между Ладогой и землями кривичей протянулся обширнейший ареал новгородских словен! Вывод однозначный: балтское племя кривичей охватывало широкий ареал земель с центром в районе озера Ильмень.

Славяне продвигались на новые земли целыми родами, что, с одной стороны, делало их устойчивыми к ассимиляции местными племенами, а с другой — давало сильный ассимиляционный заряд для ославянивания автохтонного населения. Говоря о быте славян, Нестор писал, что они живут родами, каждый род обособленно на своем месте. То есть славяне селились разъединенными, обособленными родами. Кстати, еще в советское время в нашей науке закрепилось мнение, что известные по летописям славянские племена были именно территориально-политическими объединениями, образованными путем дробления и смешивания различных племен.

Уже при первых Рюриковичах областное деление на княжества не совпадало с соответствующим племенным. Вот что об этом писал Ключевский: «Не было ни одной области, которая бы состояла только из одного и притом цельного племени; большинство областей составилось из разных племен или их частей; в иных областях к одному цельному племени примкнули разорванные части других племен». К этим словам историка следует добавить только то, что сами племена не были однородными и цельными.

В контексте вышесказанного следует привести интересные заметки путешественника XIX века Лапинского, оставившего нам сведения об адыгейцах: «По своему внутреннему устройству адиге распадаются на три племени; самое многочисленное — шапсуги, затем следуют абаздехи, самое малочисленное — убыхиУбыхи составляют только одно колено. Каждое колено делится на известное число родов, а эти последние делятся на семьи; но и колена, и роды, и семьи одного племени живут смешанно, и в каждом округе представляются все колена и роды». Если компактно живущие адыги столь сильно перемешались, то что же происходило на бескрайних равнинах Восточной Европы во времена действительно Великого переселения народов? Здесь вывод однозначен: племена имели смешанный состав.

Проникающие на северо-восток славяне оказались более развитыми по сравнению с местными жителями. Граф Уваров, который занимался раскопками во Владимиро-Суздальском крае, в своем труде «Меряне и их быт по курганным раскопкам» пишет, что нашел в раскопанных могильниках следы двух племен: одного туземного, явно мерянского, и другого пришлого, более развитого. Это племя сохранило свои языческие обряды погребения до XI века.

Давайте рассмотрим, с кем же столкнулись славяне на северо-востоке. Меря, мурома, мещера — все это финно-угорские племена. В древности предки финно-угров жили в районе предгорий Алтая, по крайней мере, так утверждают археологи и языковеды. Под постоянным давлением тюрков финно-угры были вынуждены двигаться на северо-запад. То есть, как и славяне, финно-угры предпочли для местожительства регион Поволжья и Заволжья.

Раскопки у деревни Ананьино в пойме Камы показали, что здесь в VII—III веках до н. э. жили монголоиды с малой европеоидной примесью, которые впоследствии были частично ассимилированы пришедшими позднее марийскими племенами. В настоящее время принято считать, что некая монголоидная примесь, заметная сегодня у народов Поволжья, является результатом контактов с поздними степняками и в первую очередь с татаро-монголами. Но ананьинские находки должны заставить несколько по-иному взглянуть на это: монголоидная примесь может оказаться следами контактов с древним местным монголоидным населением. В таком случае это может означать и тот факт, что древние финно-угорские степняки могли быть чистыми европеоидами.

Изучая названия рек района Верхней и Средней Волги, лингвисты пришли к выводу, что в глубокой древности эти края занимали различные финно-угорские племена (в том числе близкие к удмуртам), не оставившие следов в истории. Меряне, марийцы и другие финно-угры, которых отмечают летописи, пришли уже позже. Но самое интересное другое: целый ряд географических названий на этой территории является ирано-язычным, среди них, к примеру, «арда»  означает сторону, край; «шой» — землю, край (не отсюда ли название города в Ивановской области — Шуя?).

Широко известная фатьяновская культура, названная по могильнику у деревни Фатьяново близ Ярославля, была культурой второго тысячелетия до н. э. в основном скотоводов и лишь отчасти земледельцев. Считается, что фатьяновцы пришли с запада, с Днепра и Десны. Поэтому вполне реально предположить, что регион Верхней и Средней Волги был «облюбован» не только финно-уграми, пришедшими с востока и юго-востока, но и ираноязычными скотоводами, чей путь спустя полтора-два тысячелетия повторили славяне.

Итак, когда на этих землях появились славяне, что же произошло с аборигенами, если так можно выразиться? Славяне их вырезали? Или вытеснили куда-то? Опять же — мирно? Археологи до сих пор не могут найти следов какого-либо геноцида со стороны пришлых славян. Нет никаких сомнений, что на всей этой территории происходили ассимиляционные процессы. Но можно ли за два-три века ассимилировать БЕЗ ОСТАТКА такое количество племен и народов на огромной территории? Неужели дюжина ПРИШЛЫХ племенных славянских масс (это по ТВ) смогла одновременно уже к IX веку ассимилировать значительное количество столь разных племен, живших на громадной территории от Днестра и до Оки и Ладоги? И финно-угры, и балты, и иранцы жили довольно однородными и компактными массами. Ну должны же оказаться среди этих народов какие-либо племенные образования, которые смогли бы противостоять славянской ассимиляции, а то и САМИ БЫ АССИМИЛИРОВАЛИ ПРИШЛЫХ СЛАВЯН?

Хорошим примером здесь может оказаться история мерянского племени. ТВ не включила его в состав славян. Археологические раскопки показали, что до X века меря оставалась чистой в этническом плане, а разгар славянизации края пришелся на X и XI века. Однако практически на всей территории Киевской Руси, заселенной славянами, с самых древнейших ее времен, летописи (а они начали составляться с XI века), кроме племени голяди, не отмечают ни одного иного неславянского племени. Получается, что все остальные местные племена славяне ассимилировали в самые кратчайшие сроки. Но это нонсенс.

Таким образом, мы вновь подошли к тому, что доказывалось чуть выше: целый ряд племен, упоминаемых в «Повести временных лет» как славянские, в IX веке еще СЛАВЯНАМИ НЕ БЫЛИ. При таком выводе вопросов не возникает: перед нами на территории Русской равнины оказывается множество неславянских племен.

В своем продвижении славяне столкнулись с довольно заселенными землями, хотя традиционная история однозначно говорит о малонаселенном северо-востоке. Одной из причин версии слабого заселения северо-востока являлся, конечно, климат. Но во второй половине первого тысячелетия нашей эры климат на востоке Европы был совсем иным — теплым и сухим. Лишь с XIII века наступило его ухудшение. Как свидетельство в могильниках северо-востока Руси найдены зерна проса, которое здесь выращивалось. Просо — культура теплолюбивая.

Опять же, вспомните, как князь Владимир заселял жителями северных регионов пустынные земли на юге Киевской Руси. Получается, что плотность населения на севере была выше, чем на юге. Причины запустения южных регионов еще предстоит определить. По данным археологических раскопок, в VIII — начале X века районы Донского бассейна и левобережья Среднего Поднепровья были густо заселены, причем преобладал кочевой компонент. Между прочим, это ареал расселения славянских по ТВ племен полян и северян. Здесь найдены остатки нескольких сот поселений, культура которых сравнима с культурой Хазарии. Но самое интересное здесь то, что все найденные крепости были расположены на правых, западных, берегах рек. Отсюда два возможных варианта: или они имели наступательное значение в сторону запада, или созданы для обороны от восточной угрозы.

И еще одно замечание на эту тему. Итак, южный регион густо заселен различными народами, бывшие кочевники переходят к оседлому образу жизни. В Х веке здесь появляются печенеги, и все приходит в быстрое запустение. С чем это связано: с падением Хазарии? Что стало с жителями этого обширного региона? На эти вопросы еще предстоит ответить.

Значительный вклад в рассматриваемый вопрос может привнести антропология. Согласно ее данным жители Древнерусского государства были разделены на четыре основных антропологических типа. Для жителей юго-запада была характерна широколицая мезокрания, близкая по краниометрии славянам Моравии и южной Польши.

В районах локализации расселения полян, северян, вятичей был распространен узколицый антропологический тип строения черепа, характерный для ираноязычных скифо-сарматских племен.

Широколицая долихокрания была характерна для жителей территории Белоруссии. Этот же антропологический тип характерен и для балтских племен. Восточнее, в районе верховий Днепра и далее на восток, обнаруженные черепа свидетельствуют о смешанном составе населения этого региона: можно говорить о балтских, финно-угорских, сарматских компонентах.

Обнаруженные на северо-западе брахикранные узколицые типы наиболее близки к жителям северной Польши, однако, кто ее населял в древности: славяне, балты или даже древние германцы или кельты, еще предстоит определить.

Таким образом, все вышесказанное заставляет усомниться в значительном преобладании (согласно ТВ) пришлого славянского населения на территории Древней Руси: славяне составляли все-таки меньшинство. Но мы имеем факт: это меньшинство сумело в довольно короткие сроки ассимилировать значительное количество соседних племен.

         В этой главе мы подняли вопросы, связанные с этническим  составом Древнерусского государства. Для этого были рассмотрены различные летописные и иные письменные источники. И совсем вскользь учитывались археологические исследования. Но именно они должны подтвердить или опровергнуть выводы, сделанные в этой главе.