ЧАСТЬ 2. ГЛАВА 4. ПОТОМКИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО

 

•Наследство Ярослава•Лествичная система•

 

 

                                                               НАСЛЕДСТВО ЯРОСЛАВА

 

  После смерти Ярослава в 1054 году согласно традиционной истории Русь была поделена на уделы между сыновьями Ярослава. Изяслав, как старший сын, получил Киев и Новгород. Святослав — Чернигов, Тмутаракань, Рязань. Всеволод — Переяславль-Южный, Ростов с Суздалем. Вячеслав — Смоленск, Игорь — Владимир-Волынский. Внучатый племянник Ярослава Всеслав Брячиславич по-прежнему правил в Полоцке. Старший сын Ярослава Владимир  к этому времени уже умер. Когда умирал кто-либо из князей, происходила смена уделов: младшие братья переезжали на княжение в города умерших старших, а сами добровольно оставляли свои прежние города племянникам. Эта система наследования получила по ТВ название лествичной. 

Четкая картина истории Древней Руси сложилась давно, новые поколения историков развивали те или иные фрагменты, но общая картина была завершена к концу XVIII — началу XIX века. За основу бралась, естественно, «Повесть временных лет». Правда, английский ученый С. Франклин в изданной им в Оксфорде статье отметил, что завещание Ярослава Мудрого не что иное, как более поздняя компиляция византийского текста — 28-го вопрошания Анастасия Синаита. Но то англичанин, куда ему до тонкостей нашей отечественной истории, тем более, кто же его будет переводить?

Давайте и мы прочтем «Повесть...», где говорится о событиях второй половины XI века, куда мы с вами добрались, и сравним с тем, что пишут историки, выделяя все странности и нестыковки.  

1. Еще при жизни Ярослав разделяет между сыновьями страну, раздав им уделы: Изяславу отдал Киев, Святославу Чернигов, Всеволоду Переяславль-Южный, Вячеславу Смоленск, Игорю Владимир. Где же застала сыновей смерть Ярослава? «Изяслав тогда был… (место в летописи уничтожено!), а Святослав во Владимире. Всеволод же был тогда при отце, ибо любил его отец больше всех братьев и держал его ВСЕГДА ПРИ СЕБЕ».

Из предыдущей главы вы, наверное, помните, что князь Владимир держал при себе любимца Бориса, который и получил после смерти Владимира, по утверждению скандинавской саги «Прядь об Эймунде», более половины Руси. И своему любимчику Ярослав завещал всего лишь окраинный Переяславль-Южный?

2. Киев — стольный град, граничит с беспокойной степью, кто же, как не киевский, главный, князь Руси, должен вести активную борьбу со степняками? В первые десять лет после смерти Ярослава «Повесть...» говорит о четырех эпизодах войны с кочевниками. В трех из них с ними воюет Всеволод и только в четвертом — все братья вместе. Также в этот десятилетний период киевский князь Изяслав в 1058 году умудряется сходить в поход против племени голядь, живущей на самом ВОСТОКЕ СМОЛЕНСКОГО княжества, на границе с Черниговским и Ростово-Суздальским княжествами. Что он там забыл? Князем смоленским в это время был уже Игорь Ярославич, но не Изяслав.

3. В 1068 году после поражения от половцев объединенного русского войска Изяслав и Всеволод бегут в Киев, а Святослав в Чернигов. Итак, Всеволод бежит вовсе не в Переяславль-Южный, а в Киев.

4. В 1064 году «бежал Ростислав… в Тмутаракань, и с ним бежали Порей и Вышата, сын Остромира, воеводы НОВГОРОДСКОГО». Куда бежал Ростислав, внук Ярослава от старшего сына Владимира Ярославича, который умер еще при жизни Мудрого, «Повесть...» нам сообщает, но откуда он бежал? И почему с ним в компании оказался сын новгородского воеводы?

5. В 1071 году, то есть спустя 17 лет после разделения Руси между братьями, по которому Белоозеро (а это к северу от Вологды) получил Всеволод, дань в районе Белоозера собирал Ян Вышатич, воевода черниговского князя Святослава. В ту пору некие волхвы, пришедшие к белоозерцам, уже убили много женщин на Волге и Шексне (в районах, принадлежавших по традиционной истории Всеволоду). Ян сказал: «Выдайте мне волхвов, потому что смерды они мои и МОЕГО КНЯЗЯ». То есть ЧЕРНИГОВСКОГО князя.

Один из таких волхвов «объявился и при Глебе в Новгороде». Обратите внимание: Глеб — сын черниговского князя Святослава, и он правил в Новгороде. Но в каком Новгороде: Ильменском или Новгороде=Ярославле? Движение волхвов происходило на северо-востоке, в районе Волги и Шексны, т. е. в районе Ярославля. А волхв согласно «Повести...» объявился в Новгороде, который ТВ однозначно считает Новгородом, что на Ильмени. Мы же видим очередное подтверждение тому, что это Новгород=Ярославль, так как вряд ли движение волхвов охватило значительную часть Руси.

При принятии читателями версии, что древний Великий Новгород — это Ярославль, мы имеем следующую картину. Раз Глеб Святославич правил в Новгороде=Ярославле, а Белоозеро относилось к Северо-Восточной Руси, то все правильно: Белоозеро и должно платить дань Глебу. А восставшие волхвы действительно были смердами его отца Святослава Ярославича, а не Всеволода Ярославича, которому ошибочно по ТВ принадлежала Северо-Восточная Русь.

6. «Повесть временных лет» довольно скупо отмечает разделенное между братьями наследство Ярослава. Особняком в этом вопросе стоит Новгородская первая летопись. Вот что согласно ей получил Всеволод: «Переяславль, Ростов, Суждаль, Белоозеро, Поволжье». Покажите этот список любому мало-мальски грамотному человеку, даже историку, и получите ответ: это города одного региона! То есть Переяславль — это Переславль-Залесский, но никак не Южный. Вот поэтому из промежуточного варианта, которым является Новгородская первая летопись, и вычеркнули все города, которые своим присутствием в этом списке бросали тень на культивируемый Переяславль Южный.   

А теперь попробуем по-новому реконструировать историю второй половины XI века.

Ярослав умирает в 1054 году, завещая киевский стол в обход старших сыновей Всеволоду, своему любимцу, передав ему, естественно, и дружину. Считается, что последним языческим многоженцем среди князей был Владимир, а после крещения Руси с языческими традициями было покончено. Но почему это было невозможно в первые годы после принятия на Руси христианства? Новая вера не могла сразу привиться, а вековые «привычки жениться» искореняются трудно. Вот, к примеру, что пишет «Повесть временных лет» о внуке и правнуке Ярослава Мудрого: «Святополк же посадил во Владимире сына своего Мстислава, который был у него от НАЛОЖНИЦЫ». А это произошло в 1097 году! Та же «Повесть временных лет» так и не дала ответа, кто же из сыновей князя Владимира родился от его единственного христианского брака, как, впрочем, и с кем был этот брак.

Скандинавский историк-скальд XIII века Снорри Стурлусон сообщал, что у жены Ярослава Мудрого Ингигерды было три сына: Вальдимар, Висиволд и Гольти. Первые два идентифицируются как Владимир и Всеволод, а вот третий, Гольти, почему-то стараниями наших историков переводится со скандинавского просто как ловкий, быстрый. Но разве не очевидно, что  Гольти не что иное, как слегка искаженное имя младшего сына Ярослава Мудрого — Игоря? И обратите внимание: при этом Стурлусон не называет других сыновей Ярослава — Изяслава, Святослава и Вячеслава, имена которых, кстати, имеют одинаковые  окончания, в отличие от трех сыновей, названных Стурлусоном. Возможно, последние трое были от другой жены Ярослава Мудрого. Из трех детей Ингигерды ко времени смерти Ярослава в живых оставались двое: Всеволод и Игорь. Последний тоже вскоре умирает (1060 год). Может, поэтому, кто знает, и отдал Ярослав власть старшему из оставшихся в живых сыновей Ингигерды, его официальной жены. А поздние летописцы факт многоженства Ярослава, его порочащий, со страниц летописей убрали. Вспомните, как описан его отец князь Владимир на страницах наших летописей: в черных красках до крещения и похвально после него.

В «Саге о Тидреке Бернском» говорится о том, что у князя Владимира был сводный брат по имени Илиас, то есть Илья. Но о каком Владимире идет речь? Возможно, все-таки не о Владимире-крестителе, а о Владимире Ярославиче, умершем за два года до смерти Ярослава Мудрого. Действительно, есть сведения, что у Владимира Ярославича был старший брат Илья (всего у Мудрого было семь сыновей), умерший в 1020 году. Если это так, то выходит, что Владимир и Илья были сыновьями Ярослава Мудрого от разных матерей. Это вполне согласуется с предположением, что в 1018 году Ярослав заключил военный союз с датским королем Канутом, подкрепленный браком Ильи Ярославича и сестры Канута. Благодаря этому союзу Канут помог своему родственнику, напав на Болеслава. Кстати, этот факт также может говорить о том, что Ярослав родился не в 989, а в 979 году, иначе получится, что Илья Ярославич вступил в брак в детском возрасте.

В то же время нельзя не отметить и иную точку зрения на сообщения летописи об Илье. Сообщение о нем есть только в Новгородской первой летописи младшего извода в общем перечне новгородских князей: «И родися у Ярослава сын Илья, и посади в Новегороде, и умре». Однако ряд историков сомневаются в существовании этого сына у князя Ярослава на основании того, что другие летописи о нем не сообщают ничего. А. Карпов считает, что «Илья — крестильное имя другого сына Ярослава, новгородского князя Владимира». Однако согласно летописям, в том числе и Новгородской, Владимир родился в 1020 году. При этом Владимир в списке новгородских князей идет следом за Ильей.

Историки, с трудом веря в реальность существования князя Ильи Ярославича, почему-то считают, что этот князь должен был умереть через короткий промежуток времени после своего рождения, то есть он должен был княжить в Новгороде младенцем. Это произошло из-за того, что историки слишком точно следовали за текстом Новгородской летописи, где сказано, что Илья родился, стал князем и умер. Но так как в летописи три события: рождение Ильи, его княжение и смерть — не были отмечены каким-либо годом, а также то, что, Илья не мог быть посажен на княжение будучи младенцем, это дает основание думать,  что следует разнести по годам все эти три факта о нем.

Но продолжим реконструкцию истории Руси после смерти Мудрого. Где был Святослав? В момент смерти Ярослава Мудрого Святослав, на мой взгляд, был действительно во Владимире, но не Волынском, а во Владимире-на-Клязьме. Город этот вопреки мнению историков уже тогда существовал, а не был основан сыном Всеволода Ярославича Владимиром Мономахом, как это утверждается нашей традиционной историей. Ибо не смог бы город Владимир так быстро, всего за несколько десятилетий, стать центром Руси во второй половине XII века. Святослав получил также Чернигов и Тмутаракань, старший на тот момент брат Изяслав — Смоленск и Туров (вот почему он пошел в поход на голядь, жившую, как я уже говорил, на востоке Смоленского княжества), а сын их рано умершего СТАРШЕГО брата — Ростислав Владимирович — Ярославль, что не удивляет, так как Ярославль=Новгород всегда доставался старшим сыновьям в роду.

Итак, три главных города Руси: Киев, Ярославль и Смоленск получили Всеволод, Ростислав и Изяслав. Не был обделен и Святослав, у которого оказались значительные территории.

Любимый сын Ярослава Всеволод был и наиболее слабым из братьев, терпя постоянные поражения в различных битвах. Одним словом, бездарь из любимчиков. Святослав, наиболее одаренный из братьев и желавший большего, предлагает племяннику Ростиславу обмен ярославского княжения на свое — тмутараканское. Даже по названию предлагаемого можно судить, что обмен состоялся не без принуждения. Вскоре Святослав выгоняет Ростислава и из Тмутаракани, концентрируя в своих руках ПОЛОВИНУ всей территории Руси, причем ЛУЧШУЮ половину. Вероятно, с целью ослабления Изяслава он дает добро на захват Всеславом Полоцким Новгорода-Ильменского, относящегося к Смоленскому княжеству.

А вскоре братья захватывают Всеслава. Закончить за-хват всей Руси Святославу помешали половцы: русские войска ими разгромлены, в Киеве правит уже освободившийся Всеслав. А Изяслав бежит в Польшу, приводит войска своего тестя польского короля Болеслава. С помощью польских войск Изяслав захватывает Киев и становится киевским князем.  

В 1073 году Киев захватывает Святослав, завершив процесс «объединения» Руси под свое начало в границах своего отца Ярослава Мудрого. Но закрепить сей успех, с передачей в дальнейшем правления страной своим потомкам, ему помешала собственная смерть в 1076 году. В ходе начавшейся смуты в Киеве к власти приходили Всеволод, вновь Изяслав, которые в целях борьбы со Святославичами объединяются. Изяслав помогает Всеволоду взять Чернигов, Владимиру Мономаху (сыну Всеволода) — Смоленск, а своему сыну Святополку — Ярославль (то есть по ТВ — Новгород). Святославичи с переменным успехом сопротивляются, но в конечном итоге уступают. Гибель в одной из битв Изяслава приводит к приходу к власти в Киеве слабого Всеволода. И только в самом конце XI века, уже после смерти Всеволода, к неуступчивым Святославичам отходит Чернигов.

Если бы Святослав прожил на несколько лет больше, то к началу XIII века на Руси первенствовали бы его потомки, а не Всеволода. Не было бы Чингисхана (потомка Всеволода!), а следовательно, и не было бы «монгольского вторжения», движения кочевников ограничились бы пределами степной зоны. Конечно, различные татаро-половецкие орды вторгались бы на Русь, но это было бы не так часто, да и половцы вскоре обрусели бы и приняли христианство. История России могла быть совсем иной…

 

 

ЛЕСТВИЧНАЯ СИСТЕМА

 

    А была ли вообще на Руси лествичная система передачи власти? Каждый, кто считает, что мало-мальски знает историю, ответит утвердительно. Но будет ли он прав? Об этой системе свидетельствует «Повесть временных лет»: с легкой руки Ярослава Мудрого власть стала передаваться только через трех старших сыновей. После смерти последнего из них, власть переходила к сыну старшего из этих трех братьев и т. д. Но вы только что убедились, что Ярослав никакой лествичной системы не вводил, передав власть МЛАДШЕМУ, но любимому сыну, что, впрочем, в свое время сделал и его отец Владимир. К каким междоусобицам это привело, мы знаем.

Но, может быть, лествица привилась на Руси при внуках Ярослава? Действительно, Киев после смерти Всеволода Ярославича достался старшему из Изяславичей — Святополку, который, кстати, родился вне церковного брака (об этом читайте у А. В. Назаренко в книге «Древняя Русь на международных путях», где он обоснованно критикует по этому вопросу академика Янина). У Карамзина же читаем, что Владимир Мономах, сын Всеволода, «мог бы сесть на престоле родителя своего; но сей чувствительный, миролюбивый князь уступил оный Изяславову сыну и, сказав: «отец его был старее и княжил в столице прежде моего отца; не хочу кровопролития и войны междоусобной», объявил Святополка государем Российским; сам отправился в Чернигов, а брат его, Ростислав, в Переславль».

Что можно об этом сказать? Называть Мономаха, всю жизнь проведшего в походах, «миролюбивым князем» язык как-то не поворачивается. Прочтите хотя бы его «Поучение», данное в той же «Повести временных лет», и вы увидите бесконечную череду военных походов, в которых он принимал участие с 13 лет. Если Мономах такой «чувствительный», то почему он добровольно не отдал Чернигов потомкам второго сына Ярослава — Святослава (отдать пришлось после того, как Олег Святославич осадил в 1094 году Мономаха в Чернигове, заставив того сдать город и уйти)? Ответ на эти вопросы лежит на поверхности: лествичной системы на Руси не было!

Было ли сильным войско Мономаха? Историки почему-то считают, что в 1093 году к моменту смерти своего отца Мономах был намного сильнее Святополка Изяславича, так как под началом Владимира Мономаха были дружины Киева, Чернигова, Переяславля-Южного, Смоленска, Волыни, но при этом нельзя забывать, что за Святополком стоял Новгород. А история неоднократно показывала, что именно новгородские рати приводили Рюриковичей к киевскому княжению. И учтите, что Переяславль-Южный, вотчина Мономаха, это только по ТВ хорошее и сильное (как-никак третий стол после Киева и Чернигова) княжество. На самом деле оно было слабым и малозаселенным по причине близости к опасной степи. Впрочем, третьеразрядность Переяславля-Южного время от времени проявляется в летописях. Так, его князь Ярополк в 1116 году, «тяготясь более других князей МАЛОНАСЕЛЕННОСТЬЮ своей степной волости, так часто опустошаемой половцами», поселил захваченных им жителей Друцка в специально для них срубленном городе Желне.

Русские дружины, даже объединившись, не имели перевеса над половцами. В 1093 году против напавших половцев выступают объединенные войска трех князей — Святополка и Мономаха с братом Ростиславом, и русские войска оказались разбиты.

Вот что происходило согласно летописям после смерти Всеволода Ярославича. Он умирает 13 апреля 1093 года, а уже 24 апреля его племянник Святополк входит в город Киев. Тут же «в это время пришли половцы на Русскую землю». Святополк Изяславич посылает за подмогой к Владимиру Мономаху и Ростиславу Всеволодовичам. Те приходят, но, «когда Владимир пришел в Киев, встретились они в монастыре святого Михаила, затеяли между собой распри и ссоры». Затем кузены мирятся, идут на половцев, терпят поражение, и в битве гибнет Ростислав, утонув при бегстве. Далее следует интереснейший поворот событий: Святополк женится на дочери половецкого хана Тугоркана. А в бурно развивающиеся события вскоре вмешиваются потомки Святослава Ярославича: Олег Святославич осаждает Мономаха в Чернигове и выгоняет его оттуда. Через год половцы снова вторгаются в русские земли: Мономаху удается разгромить войско Тугоркана, последний погибает, а Святополк с торжеством хоронит своего тестя «недалеко от своего Берестовского дворца». Но в это же самое время другой половецкий хан — Боняк жжет предместье Киева и даже захватывает Печерский монастырь. Такая вот вкратце история тех событий.

Всего этого вполне достаточно для того, чтобы реконструировать РЕАЛЬНЫЕ события. В 1093 году умирает киевский князь Всеволод Ярославич. Святополк Изяславич с половецкими войсками, под предводительством ханов Боняка и своего тестя Тугоркана, захватывает Киев, при этом гибнет Ростислав Всеволодович. Мономах бежит в Чернигов, но оттуда его изгоняет Олег Святославич. Вот и все. Коротко, ясно и правдиво. Не было лествицы, а власть на Руси брал сильнейший.

В 1113 году после смерти Святополка жители Киева приглашают на княжение Владимира Мономаха, хотя по лествичной системе князем должны были стать Давид либо Олег Святославичи. В 1125 году после смерти Мономаха князем становится его сын Мстислав, что опять-таки идет в нарушение законов лествичной системы. В 1132 умирает Мстислав Владимирович, а киевским князем становится его брат Ярополк. После смерти последнего его брата Вячеслава Владимировича изгоняет черниговский князь Всеволод Ольгович. После смерти этого князя в Киеве утверждается Игорь Ольгович, но уже через год (по другим данным — через 13 дней) его изгоняют, а вскоре и убивают. К власти приходит Изяслав Мстиславич, сын умершего в 1132 году Мстислава Владимировича, хотя еще был жив младший брат Мстислава Вячеслав Владимирович. Но и Изяслав и Мстислав по лествичному праву стояли ниже Игоря Ольговича. После смерти Изяслава киевским князем становится его брат Ростислав, опять же в обход своего дяди Вячеслава Владимировича.

Где же во всех этих событиях красивый и чинный закон лествицы? Вот что пишет Карамзин о событиях 1145 года — времени правления Всеволода Ольговича: «Всеволод сказал им, что он, предвидя свою кончину, ПОДОБНО Мономаху и Мстиславу ИЗБИРАЕТ наследника и что Игорь будет государем». Так что лествичное право — это, по крайней мере, сильное преувеличение ранних историков, которые при правке истории просто выдали желаемое за действительное. А многие современные историки это с удовольствием повторяют.

На протяжении всей этой книги неоднократно говорилось об идентичности древнего Великого Новгорода и города Ярославля. Наконец, настало время подробно рассмотреть доказательства этому.