На главную страницу сайта http://albertmaximov.ru/

 

                                                               ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА

 

• Дань • Славяне — живой товар • Христианские иуды • Слуга сатаны •

 

                                                                                         За одиннадцать веков своего существования Византия произвела на свет только три художественные формы: византийские церкви, византийскую живопись и кастрированных византийских мальчиков-хористов.

                                                                                                                     М. Даймонт. Евреи, Бог и история

 

                                                                            ДАНЬ

 

Насколько прав господин Даймонт, обвинивший христианскую церковь в использовании кастрированных мальчиков в качестве хористов церковных хоров, сразу ответить не просто. Причина в том, что все упоминания о кастрации в Византии, противоречащие церковной истории, практически исключены из научного оборота. Тема эта в научных кругах явно нежелательна.

Существовали ли в Византии церковные хоры, состоящие из мальчиков-кастратов? Существовали. Откуда появлялись кастрированные мальчики? Здесь уже вступает в разговор логика. Если церкви были нужны кастрированные мальчики с их ангельскими голосами, то по логике получается, что мальчики отлавливались и кастрировались по заявкам церковнослужителей. Я думаю, что другого варианта ответа быть не может. Впрочем, само замалчивание этой темы, де-факто негласный запрет на ее освещение в научных кругах, также играет обличительную роль в отношении христианской церкви. Но насколько прав еврейский историк, из слов которого вытекает, что столь мерзкое изобретение было приписано Византии? И вообще, когда была изобретена кастрация?

Кастрация появилась, без сомнения, на заре человеческой истории, но нам интересен исторический отрезок этого времени. Только ли для музыкальных услад кастрировали мальчиков? Обратимся к ранним авторам. По альтернативной версии, они не столь древние, как это утверждает традиционная история, и альтернативная хронология ведет свой отсчет только с VII века нашей эры.

Возьмем «отца истории» — Геродота. Согласно утверждениям ТВ, Геродот жил в V веке до нашей эры. От него сохранилась «История», состоящая из девяти книг. Вторая половина его труда посвящена событиям греко-персидских войн. Самой древней из сохранившихся работ является медичейская рукопись, относимая к X веку. Могу предположить, что Геродот вполне мог жить и писать в том десятом веке. А события, о которых он рассказывает — литературно переработанный и приукрашенный вариант жизни первых веков после начала семитского вторжения.

Под именем персов, как я думаю, выведены семиты-пеласги, точнее, одна из групп пеласгов, можно сказать, вторая волна завоевателей, пришедшая из Малой Азии. Впрочем, название «пеласги» довольно условно. Под эллинами можно предположить тех же пеласгов, но уже обосновавшихся на греческих землях, пеласгов первой волны, впоследствии это уже потомки завоевателей от браков с местными наложницами.

А вот сами методы захвата земель и устрашения тех, кто поднимался на борьбу с пришельцами. «Персидские военачальники призвали на совет ионийских тиранов (эти тираны, устраненные Аристагором из Милета, вынуждены были искать убежища у персов и теперь участвовали в походе на Милет). Вызвав тех из них, кто находился в персидском стане, персидские военачальники обратились к ним с такими словами: «Ионяне! Пусть каждый из вас проявит [свою преданность], оказав услугу царскому дому. Попробуйте склонить ваших сограждан к измене остальным союзникам. Сообщите им это и скажите, что им вовсе не грозит наказание за мятеж: персы не предадут огню ни храмы богов, ни их частное имущество и будут обращаться с ними, как и прежде, милостиво. А если они все же не пойдут на измену, но попытают счастья в битве, то пригрозите им тем, что их ожидает на самом деле. Ведь в случае поражения они сами будут проданы в рабство, сыновей их мы оскопим, дочерей уведем в Бактры, а их родную землю отдадим другим».

Принцип «разделяй и властвуй», щедро усыпанный угрозами, опора на предателей из местных племен, наконец, невероятная жестокость к побежденным, сдобренная обещанием мягкого рабства для предателей, все это приносило ожидаемые плоды: семиты побеждали и расширяли сферу своих захватов. Поэтому уже не удивляет отсутствие воли к сопротивлению.

«На следующий год персидский флот, перезимовав в Милете, вышел в море и без труда захватил острова у побережья: Хиос, Лесбос и Тенедос. Каждый раз при захвате какого-нибудь острова варвары устраивали облавы на людей. Поступали они при этом так: взявшись за руки, они образовывали цепь, растянутую от северного побережья моря до южного, и затем проходили таким образом через весь остров, охотясь за людьми. Подобным же образом персы захватывали и ионийские города на материке, но только облаву на людей здесь было устраивать невозможно». Какова была судьба людей, захваченных во время этих облав, вы уже могли понять из персидских угроз. Захватчикам нужны были рабы, часть отловленных уничтожалась, часть банально превращалась в бессловесных рабов, чей удел — несколько лет жизни в каторжных условиях, а красивых мальчиков и девушек ждала несколько иная судьба.

«Тогда-то персидские военачальники показали, что их угрозы ионянам, когда те стояли враждебным станом против них, не были пустыми словами. В завоеванных городах персы, выбрав наиболее красивых мальчиков, вырезали у них половые органы и обращали в евнухов, а самых миловидных девушек уводили в плен к царю. Так они поступали и предавали огню города вместе со святилищами богов».

На завоеванных пеласгами землях возникли большие, малые и даже карликовые (на островах) государства. Везде власть держали потомки завоевателей. Вот история острова Самос, рассказанная в свое время Геродотом, а теперь интерпретированная по АВ. Самос — остров в Эгейском море, почти вплотную примыкающий к малоазийским берегам. В античное время считался одним из центров культуры, здесь жили Пифагор, Эпикур, Аристарх. В полтораста километрах к северо-востоку на территории Малой Азии был расположен город Сардис (Сарды). Наконец, совсем в противоположной стороне, далеко на западе Греции есть остров Керкира (Корфу), самый северный из Ионических островов. Именно там и началась одна из историй, рассказанная Геродотом.

«Периандр, сын Кипсела, отправил 300 сыновей знатных людей с острова Керкиры в Сарды к Алиатту для оскопления. Когда же коринфяне с этими мальчиками на борту пристали к Самосу, то самосцы, узнав, зачем их везут в Сарды, сначала научили детей искать убежища в святилище Артемиды, а затем не позволили насильно вытащить «умоляющих о защите» из святилища. А когда коринфяне не хотели давать детям пищи, то самосцы устроили праздник, который справляют еще и поныне. Каждый вечер, пока дети оставались в святилище как умоляющие о защите, самосцы водили хороводы и пляски девушек и юношей и во время плясок ввели в обычай приносить лепешки из сесама с медом, чтобы дети керкирян могли уносить их и есть. Это продолжалось до тех пор, пока коринфские стражи не уехали с острова, оставив детей. Затем самосцы отвезли детей назад на Керкиру».

По АВ, это были события начального периода семитского завоевания Эллады. Захватывая ту или иную территорию, семиты в первую очередь вырезали знать побежденных племен, девушки и молодые женщины — жены и дочери бывших племенных вождей — шли в гаремы к захватчикам, рожали от них детей, которые после смерти их отцов зачастую становились новыми вождями у местных племен. Участь мальчиков была иной — их кастрировали. Причем, как видите, их увозили далеко от родных мест, на земли, на которых захватчики твердо укрепились. В данном случае это были малоазийские земли.

Почему самосцы спасли детей от ужасной участи, можно только предполагать: вероятно, это был период начальных походов и еще не везде семиты смогли укрепиться. Минуло поколение. На Самосе власть захватил Поликрат, друживший, как сообщает Геродот, с египетским царем. Далековато, конечно, расположен Египет от Самоса, зато район Византии к острову гораздо ближе. Здесь мы вновь встречаемся с ситуацией, когда под именем Египта выводится район, известный как города Византий и Троя.

Жители Самоса относились к Поликрату враждебно, и тогда Поликрат отправил в Египет, к персидскому царю Камбису, группу «граждан, которых особенно подозревал в мятежных замыслах». Египет к тому времени уже был захвачен персами. По АВ, можно говорить о захвате пеласгами Византия или Трои.

По-прежнему опасаясь жителей Самоса, «жен и детей подвластных ему граждан Поликрат запер в корабельных доках и держал их там, чтобы сжечь вместе с доками, если их мужья [и отцы] перейдут на сторону изгнанников». Для захватчиков (и их потомков), как видим, границ жестокости не существовало. А сами самосцы, как можно судить из этих слов, относились к числу местных порабощенных племен. А вот изгнанники, скорее всего, относились к правящему классу. Будь они из местных племен, вряд ли Поликрат был бы с ними так щепетилен: он бы их, к примеру, сжег бы заживо, как он грозил сделать в отношении остальных самосцев.

Изгнанники смогли сбежать и явились в Спарту (а на страницах «Нашествия» уже выдвигалось предположение, что Спарта была одним из центров семитской экспансии, а сами спартанцы — люди семитского происхождения) с просьбой о помощи. В поход против Самоса выступили вместе со спартанцами и коринфяне, те самые, у которых жители острова в свое время отняли их добычу — мальчиков для оскопления. Минуло целое поколение, но коринфяне помнили обиду. Целью их похода было желание покарать жителей острова, посмевших спасти детей керкирян.

Геродот сообщает интересную деталь: коринфяне основали поселение на острове Керкире, где жили в постоянной вражде с местными жителями. И уже имея поселение на Керкире, коринфяне отобрали для оскопления детей самых знатных керкирян. Как просто: взяли и отобрали, как отбирают на бойню бессловесный скот. Впрочем, по АВ, так и было: коринфяне — захватчики, а керкиряне — местные порабощенные жители.

Как видите, альтернативная версия вполне доступно объясняет события и причины поступков исторических персонажей, зато, читая про эти события, опираясь на версию традиционной истории, многие строки у Геродота находим непонятными и плохо объяснимыми.

Вот еще интересная информация у Геродота, проливающая свет на политико-племенное деление завоевателей. «Так-то Дарий, сын Гистаспа, был провозглашен царем. И были ему подвластны, кроме арабов, все народы Азии, которые покорил Кир, а затем вторично Камбис. Арабы никогда не были под игом персов. Они стали, однако, друзьями персов после того, как пропустили Камбиса в Египет через свою землю. Дарий взял себе в супруги знатнейших персиянок, во-первых, двух дочерей Кира — Атоссу и Артистону (Атосса уже была прежде женой своего брата Камбиса, а потом мага; Артистона же была еще девицей). Затем он вступил в брак с дочерью Смердиса, Кирова сына, по имени Пармис и, наконец, с дочерью Отана, которая раскрыла обман мага. Могущество Дария было беспредельно. Прежде всего, он повелел высечь из камня и поставить рельефное изображение всадника с надписью, гласившей: «Дарий, сын Гистаспа, обрел себе персидское царство доблестью своего коня (следовало имя) и конюха Эбара».

Итак, под именем персов можем предположить пеласгов второй волны, вторгнувшихся в Восточное Средиземноморье из района, непосредственно примыкающего к Армянскому нагорью. Для этого им пришлось пройти земли, уже занятые другой группой семитских племен — арабами. Отметим два любопытных момента. Первый — дочь царя Кира была женой своему родному брату. Это очень напоминает обычаи египетских фараонов. Надо полагать, что таким способом правители старались сохранить в чистоте свою кровь. Но, как известно, следствием инцеста должно быть быстрое вырождение таких родов.

Вторым любопытным моментом являются имена, прозвучавшие в данном отрывке. Конюхом Дария был некий Эбар. То есть еврей. Евреи же, как это вытекает из АВ, были на положении слуг, являясь, так сказать, наследственными слугами у захватчиков. Они тоже были выходцами из Армянского нагорья, но не свободными членами племен, а рабами, слугами, неприкасаемыми для господ-семитов. На новых завоеванных землях их статус заметно изменился: если местные покоренные племена для захватчиков были на положении рабов, то евреи получили повышение в статусе, став домашними слугами, надсмотрщиками и даже управителями новых господ. Такое социальное положение сыграло значительную роль в дальнейшей судьбе евреев и их будущей социальной роли в странах Европы, где евреи занялись ростовщичеством, торговлей, занимали места управляющих при знатных родах.

Наконец, Геродот сообщает, что Дарий вступил в брак с дочерью некоего Отана, в чьем имени вполне можно увидеть имя Одина-Дана. Как сообщает Геродот, «Отан, сын Фарнаспа, по роду и богатству был одним из самых выдающихся людей в Персии». При этом Отан даже мог претендовать на царский престол, но отказался от него, заявив: «Итак, решено, что один из нас станет царем. Будет ли он избран по жребию, решением персидского народа или как-нибудь иначе — я, во всяком случае, не буду соперничать с вами. Не желаю я ни сам властвовать, ни быть подвластным и отказываюсь от престола с тем условием, чтобы ни сам я, ни мои потомки никогда не подчинялись никому из вас». Но как это можно было претворить на деле? Только одним способом: уйти вместе со своими потомками на новые далекие земли, где действительно ни Отан (Один, Вотан), ни его потомки не будут подчиняться персидским царям.

Захватив власть, Дарий разделил страну на 20 сатрапий, установив каждой из них дань. «Вавилон же и остальная Ассирия платили 1000 талантов серебра и доставляли 500 оскопленных мальчиков». Среди перечисленных Геродотом сатрапий Ассирия была единственной, поставлявшей живой товар. Но кроме 20 сатрапий были и более отдаленные земли, которые как раз и платили дань людьми. Именно оттуда шли потоки оскопленных мальчиков и красивых девочек для сладострастных услад захватчиков.

«Оба эти эфиопских племени доставляют в дар царю, каждые три года (и делают это до нашего времени) 2 хеника самородного золота, 200 стволов эбенового дерева, 5 эфиопских мальчиков и 20 больших слоновых клыков. Даже колхи и их соседи до Кавказского хребта (до этих пор ведь простирается персидская держава, области же к северу от Кавказа уже не подчинены персам) налагают на себя подати в виде добровольных даров. Так вот, эти народы еще и поныне посылают царю по 100 мальчиков и 100 девочек».

На оскопление предназначались красивые мальчики, а для сладострастных услад — красивые девочки. Но не следует полагать, что не столь красивые дети покоренных племен оказывались в выигрыше, нет. Захватчики использовали и их. Когда Ксеркс вторгся на земли Эллады, то, как сообщает Геродот, дойдя до реки Стримон, «узнав, что это место называется Эннеагодой, они принесли в жертву там столько же мальчиков и девочек из числа местных жителей, закопав их живыми в землю. Закапывать жертвы живыми — это персидский обычай». Жаль, что Геродот не указал число жертв, но то, что такие жертвоприношения были регулярны, четко вытекает из его слов: это было в обычае пришельцев с востока. Также следует отметить недосказанность фразы историка: «…они принесли в жертву там столько же мальчиков и девочек из числа местных жителей».

С Ксерксом связана еще одна история по теме этой главы. В поход на Элладу царь персов взял с собой нескольких своих внебрачных детей, воспитателем которых был Гермотим, главный царский евнух, родом из малоазийского города Педаса. Весьма любопытна история этого евнуха. «От этих-то педасийцев и происходил Гермотим. Он отомстил за нанесенную ему обиду самой страшной местью, которую только я знаю. Гермотим был взят в плен врагами и выставлен на продажу в рабство. Купил его хиосец Панионий, который зарабатывал себе на жизнь постыднейшим ремеслом: он покупал красивых мальчиков, оскоплял их, приводил в Сарды или в Эфес на рынок и там перепродавал за большие деньги. У варваров же евнухи ценятся дороже, чем неоскопленные люди, из-за их полной надежности во всех делах. Панионий оскопил уже много других мальчиков, так как этим ремеслом он жил, и, между прочим, и этого Гермотима. Впрочем, Гермотим не во всем был несчастлив: из Сард вместе с прочими дарами он прибыл к царю и спустя некоторое время достиг у Ксеркса наивысшего почета среди всех евнухов.

Когда царь с персидским войском выступил в поход на Афины и находился в Сардах, Гермотим по какому-то делу отправился на побережье в Мисию, в местность под названием Атарней, где живут хиосцы. Там он встретил Паниония. Гермотим узнал Паниония и долго ласково беседовал с ним, перечислив сначала все блага, которыми ему обязан. Затем он обещал Панионию сделать в благодарность много добра, если тот переселится с семьей в Атарней. Панионий с радостью согласился на предложение Гермотима и привез жену и детей к нему. Когда же Гермотим захватил в свои руки Паниония со всей семьей, то сказал ему вот что: «О ты, добывающий себе пропитание самым позорным ремеслом на свете! Какое зло я или кто-нибудь из моих предков причинили тебе и твоим? За что ты превратил меня из мужчины в ничтожество? Ты думаешь, конечно, что твое преступление осталось тогда сокрытым от богов? Но боги по закону справедливости предали тебя за твои нечестивые деяния в мои руки. Поэтому не упрекай меня за кару, которую я тебе уготовлю». После этой злобной речи Гермотим велел привести четверых сыновей Паниония и заставил его отрезать у них детородные члены. Панионий был вынужден это исполнить. А после этого Гермотим принудил сыновей оскопить своего отца. Так постигло Паниония мщение Гермотима».

О какой «полной надежности во всех делах» говорил Геродот? Такой надежностью являлись евнухи, вхожие к женам и наложницам, по своей физической природе они были гарантией того, что не станут любовниками этих женщин и, следовательно, те не забеременеют. Владельцы гаремов были очень озабочены, чтобы их дети, как законные, так и потомство от наложниц — бастарды (т. е. ублюдки), рождались именно от них. Редкий знатный повелитель брал в наложницы, а тем более в законные жены, женщину, уже познавшую мужчину.

Эти господа прекрасно знали явление, называемое телегонией. Дело в том, что, хоть и в редких случаях, но — такое встречается, женщина может воспроизвести в детях черты своего предыдущего мужчины, который, не будучи биологическим отцом, оказывается биологически «сильнее» настоящего отца ребенка. Первый в жизни женщины мужчина может закладывать генофонд потомства этой женщины в ее дальнейших браках. Потому-то и предпочитали владетельные господа брать в жены и наложницы девственниц, на охрану которых закупались в массовом количестве евнухи: теперь-то их потомству было гарантировано, что оно будет иметь господские черты лица и тела, а не какого-то там низшего существа из славян (впрочем, этот список велик: германцы, кельты, аланы, угры и т. д. — все покоренные захватчиками народы относились к недочеловекам).

 

                                                           СЛАВЯНЕ — ЖИВОЙ ТОВАР

 

Евнухи были двух типов — кастраты и скопцы. При кастрации удаляются только мошонка и яички, а при оскоплении отрезают все, что болтается снаружи у мужчины. Мальчиков в основном оскопляли, из них делали евнухов. Мужчин в зрелом возрасте чаще кастрировали. Таких кастратов приобретали для публичных домов, где девушек-рабынь обучали любовным играм. Кастраты способны совершить половой акт, но девушка забеременеть уже не могла. Существует предание, что персидский царь Кир увидел, как кастрированный мерин делал сношение с кобылой. Кир был потрясен и немедленно приказал отрезать члены всем своим многочисленным евнухам.

То, что многие из них погибли в результате этой операции, его не волновало: евнухи-рабы не были людьми. По различным данным от одной до двух третей оскопленных погибало в результате жестокой операции. Но торговцев живым товаром это не останавливало: мальчик-скопец стоил в пять, а то и в двадцать раз дороже обычного мальчика-раба. Евнухов для восточных гаремов требовалось много, поэтому нескончаемым потоком с севера на юг шли невольничьи караваны. Торговцы еще на местах отлова рабов отбирали самых красивых мальчиков и юношей и самых миловидных девушек.

Подавляющее большинство предназначалось для удовлетворения высокого спроса в странах ислама. Однако ислам категорически запрещает холощение людей и животных. Поэтому богатые мусульмане выходили из этого положения тем, что поручали эту операцию христианам и иудеям. Любопытно, но иудаизм запрещает иудеям холостить жеребцов и быков, но не имеет ничего против аналогичных действий в отношении людей.

Адам Мец в книге «Мусульманский ренессанс» со ссылкой на Табари писал: «Халиф ал-Амин, сын Харуна ар-Рашида, был настолько помешан на кастратах, «что скупал их повсюду, держал их возле себя и днем и ночью во время еды и питья, при вершении государственных дел, и знать ничего не хотел о женщинах, будь то свободные или рабыни. Белых кастратов называл он своей саранчой, а чернокожих — своими воронами».

О различных видах евнухов писал ад-Мукаддаси в «Книге творения и истории». «Белых евнухов два рода:

1) славяне, страна которых лежит позади Хорезма; их доставляют в Испанию, там кастрируют, а затем вывозят в Египет;

2) греки, которые прибывают в Сирию и Армению; однако в настоящее время из-за опустошения пограничных областей они отпадают. Я спрашивал некоторых из них о том, как их кастрировали, и узнал, что греки вырезают своим мальчикам мошонку и посвящают их затем церкви, чтобы они не бегали за женщинами, и не вредило бы им плотское вожделение. Когда же верующие производили свои набеги, то они налетали на церкви и уводили этих мальчиков.

Славян доставляли в город, что позади Баджжаны (Печина, древняя столица провинции Алмерия), населенный иудеями, которые и кастрировали их. По поводу самой операции кастрации мнения были противоречивы: одни говорили, что отсекают сразу же и член и мошонку, а другие — что рассекают скротум, извлекают яички, подкладывают под член дощечку и затем отсекают его под самый корень. Я просил евнуха 'Ариба, правдолюбивого ученого: «Учитель, расскажи мне про евнухов, ибо нет единого мнения в этом вопросе: Абу Ханифа, например, приписывает им даже способность к брачному сожительству, приписывает даже и детей, которых рождают их жены. Это такой вопрос, когда сведения о нем можно получить только у вас самих». Он отвечал: “Абу Ханифа прав. Во время кастрации взрезают скротум и извлекают яички. Зачастую во время этой операции мальчик пугается и одно яичко уходит наверх, его ищут, однако найти его сразу не удается, и опускается оно потом, когда разрез уже зарубцуется. Если это левое яичко, то у евнуха будет и либидо и сперма, если же это правое, то растет у него борода, как у такого-то. Абу Ханифа в данном случае придерживался слов посланника Аллаха: Ребенок принадлежит супругу, а это возможно у тех евнухов, у которых осталось одно яичко. Когда их кастрируют, то в то место, откуда изливается моча, вставляют свинцовую палочку, чтобы оно не заросло, а во время мочеиспускания они эту палочку вынимают”».

Вызывает некоторое удивление маршрут вывоза славян в Испанию (провинция Алмерия — район Андалузии) для кастрации их иудеями. Путь далекий. Однако и Ибн Хаукаль подтверждает, сообщая, что евнухов-славян вывозят из испанской Галии. Адам Мец еще дополняет, что «иудеи в империи франков также практиковали кастрацию, причем особой известностью пользовались в этом отношении иудеи Вердена».

Холостили детишек и христиане, но раннесредневековые источники говорят лишь о единственном месте — Египте, где этим занимались христиане-копты (копты, кстати, обрезанные семиты). Мец пишет, ссылаясь на Пуклера и Мальтзана: «Еще в начале XIX в. “в Верхнем Египте было два христианских (коптских) монастыря, которые свои основные доходы извлекали из производства евнухов, причем это дело приобрело столь большой размах, что они снабжают ими почти весь Египет и часть Турции”. “Некоторые копты Асьюта превратили это в промысел: они покупают юных рабов-негров, подвергают их кастрации, отчего многие умирают, а выживших продают за цену, в двадцать раз превышающую их первоначальную стоимость”».

Как видите, в те времена существовало международное разделение труда: иудеи кастрировали славян, а христиане-копты (заповеди — заповедями, а денежки — важнее!) — негров. Но заказчиком были мусульмане. Как известно, спрос рождает предложение. Не будь спроса, не было бы многовековой охоты на людей.

Торговлей «живым товаром» славилась и Хазария. Персидские географы Ибн Русте, Гардизи и анонимный автор сочинения «Худуд ал-Алам» сообщали, что хазары каждый год совершали походы в страну печенегов для поисков рабов и продажи их в страны ислама. По словам «Худуд ал-Алам», из Хазарии происходят «рогатый скот, овцы и бесчисленные рабы». Отловом рабов в первую очередь занимались хазарские печенеги. По АВ, печенеги — угорское племя, бывшее на положении прислуги у своих господ — хазар. Да и сами хазары, согласно АВ, библейские евреи. В то же время еще один раннесредневековый автор — Истахри, однако отмечал, что работорговлей занимались хазары-идолопоклонники, они «разрешают торговлю детьми и обращение в рабство одного другим; что касается иудеев и христиан, то религия запрещает им, как и мусульманам, обращение в рабство одного другим». Хазары-идолопоклонники, по АВ, — суть те евреи, которые еще поклонялись семитским богам доиудаистского периода, в первую очередь речь идет о культе Ваала. Как известно из Ветхого Завета, евреи неоднократно возвращались к старым культам. Скорее всего, именно их и имел в виду Истахри, когда говорил о хазарах-идолопоклонниках.

Другим угорским племенем, жившим на территории, подвластной Хазарии, были русы. Им, в силу проявленных русами военных, организаторских и торговых качеств, хазары доверили торговлю и сбор дани на окраинных землях. Это были районы северной части Русской равнины. Впрочем, даже район Киева был отдан русам на откуп. Кроме сбора хазарской дани и торговли пушниной, русы были активны в работорговле. Главным объектом были славяне, которыми русы заполоняли южные рабовладельческие рынки. Об этом писали многие восточные авторы, поэтому довольно мерзко выглядят отдельные книги наших историков, где русы отождествляются со славянами, да и сами русы называются русскими, хотя русская народность появилась позже описываемых событий. В таких научных трактатах славяне (к коим зачастую, не раздумывая, относят русов) предстают в весьма неприглядном свете, людьми-работорговцами.

Русы, по утверждению Гардизи, «постоянно по сотне, по двести ходят на славян, насилием берут у них припасы, с тем, чтобы существовать… И эти люди [русы] постоянно нападают на кораблях на славян, захватывают славян, обращают в рабов, отводят в Хазаран и Балкар и там продают». А вот мнение Анонима: «Они ходят в походы на кораблях на славян, берут их в плен и отвозят на продажу хазарам и булгарам». Того же мнения и Ибн-Русте: «Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают… Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и[ли] обращают в рабство. Женщинами побежденных сами пользуются, а мужчин обращают в рабство».

Какой могла быть участь славянского племени, на которое напали русы? Младенцы, старики, а также наиболее сильные, а потому опасные мужчины уничтожались, некоторыми, менее ценными женщинами пользовались на месте, а остальных везли на продажу. Ибн Русте продолжает: «С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют (ими)». Да, они знали цену рабам; девушек-рабынь Ибн Фадлан не случайно называет «восторгом для купцов». Красивая белокурая девственная славянка стоила на Ближнем Востоке больших денег.

Согласно Раффельштеттинского таможенного устава, составленного в начале X века, купцы из русов платили подати «с одной рабыни по тремиссе» («столько же за жеребца»), а «с каждого раба по сайге» («столько же за кобылу»). То, что северные рабы не считались людьми, можно прочесть и у Ибн Фадлана: «А когда прибывают русы или же другие из прочих племен, с рабами, то царь, право же, выбирает для себя из каждого десятка голов одну голову». Как видите, их считали по числу голов, такой счет привился от захватчиков-семитов, называвших людей из покоренных ими племен головами, черепами — «бъл», «рош». Ирония судьбы — от этих семитских слов произошли названия племен булгар и русов, отличившихся в ловле славянских голов для дальнейшей продажи в Хазарии и Византии.

Константин Багрянородный, рассказывая о рабах, привозимых в Константинополь купцами-русами, отмечал, что среди рабов были не только «крепкие мужчины и юноши, но и дети, и девушки, и женщины».

Впрочем, не всех красивых славянок русы продавали на невольничьих рынках юга, часть оставляли и для себя. Ибн Фадлан, описывая ложе царя русов, сообщал, что «с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он употребляет, как наложницу, одну из них в присутствии своих сподвижников». Потомок царей русов киевский князь Владимир (сам, кстати, родившийся от наложницы Малуши) имел наложниц «300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове». Это строки из «Повести временных лет».

«Повесть» продолжает: «Был он такой же женолюбец, как и Соломон, ибо говорят, что у Соломона было 700 жен и 300 наложниц». По АВ, напомню, библейская Иудея — отражение реального государства — Хазарии. Насколько можно верить Истахри, что религия запрещает иудеям, христианам и мусульманам обращать людей в рабство? Зная историю Средних веков, Нового и даже Новейшего времени, конечно же, следует усомниться в этом утверждении. Обращали, да и по сей день обращают, причем сегодня речь уже идет в основном о мусульманах. И это в наше просвещенное время! Что же можно говорить о событиях более чем тысячелетней давности?

Но, оказывается, и тогда осуждались действия по захвату рабов. Вот ал-Масуди сообщал, что во время похода русов на Каспий «они проливали кровь, захватывали женщин и детей, грабили имущество, снаряжали отряды для набегов, уничтожали и жгли [дома]». Хазарские мусульмане, охваченные жаждой мести, говорили потом о русах, что те «совершили нападение на области наших братьев мусульман, пролили их кровь и увели в плен жен и детей». Захватив закавказский город Бердаа, русы «угнали женщин, юношей и девушек, сколько хотели». Как видите, сильно возмущались, для них жители Закавказья были людьми, в отличие от недочеловеков — славян, считавшихся просто головами. А ведь, к слову сказать, те же жители Бердаа, думается, с удовольствием пользовались славянскими наложницами, на полях Закавказья под палящим солнцем работали мужчины-рабы, а знатным жителям города прислуживали красивые мальчики-евнухи. Все эти славянские рабы были захвачены русами, но вот пришли те же русы, но только с мечами в руках, и уже сами жители захваченных городов на себе познали все прелести рабства.

Однако хазары были очень сильно возмущены действиями русов. Но разве не милость сделали русы, всего-навсего обратив «женщин, юношей и девушек» в рабов? Когда те же действия совершали хазары, то это считалось милостью. Вот у Ибн Фадлана читаем про это: «…приводят их (самих) и приводят их жен и их детей и дарят их (в рабство) в их присутствии другим, в то время как они смотрят (на это), и точно так же (дарят) их лошадей и их (домашнее) имущество и их оружие и их дворы (усадьбы), а иногда он (царь) разрезает каждого из них на два куска и распинает их (на кресте), а иногда вешает их за их шеи на деревья. Иногда же, если смилуется над ними, то сделает их конюхами». Стать конюхом, т. е. рабом, но при этом остаться живым, считалось милостью.

Но не только русы на Востоке занимались работорговлей. В этом прибыльном деле, по утверждению мусульманских авторов, преуспели и евреи. Здесь, на мой взгляд, речь идет о западноевропейских евреях, сефардах, которых восточные авторы отличают от хазар, ставших после разгрома Хазарии основой евреев-ашкенази. Этих купцов-евреев еще называли раданитами. О них писал в «Книге путей и государств» арабский географ Ибн-Хордадбех: «Путь купцов-евреев раданитов, которые говорят по-персидски, по-румски, по-арабски, по-франкски, по-андалузски, по-славянски: они путешествуют с запада на восток и с востока на запад морем и сушей. Они возят евнухов, служанок, мальчиков, шелк, меха и мечи... На обратном пути они берут мускус, алоэ, камфару, корицу и другие произведения восточных стран...».

Итак, обратите внимание, с запада, т. е. из Европы раданиты везли в первую очередь евнухов (т. е. уже оскопленных мальчиков и юношей), служанок (будущих наложниц), мальчиков (их еще предстояло оскопить для их будущих хозяев). На запад с востока рабы уже не вывозились. Работорговля шла в одном направлении: с запада на Восток, из Европы в Азию.

Работорговля приносила хороший доход, но, оказывается, не только деньги были стимулом в торговле живым товаром. Известный израильский писатель-публицист Исраэль Шахак в своей книге «Еврейская история, еврейская религия: тяжесть трех тысяч лет», ссылаясь на Хью Тревор-Ропера («Восход христианской Европы»), пишет: «Автор также — один из очень немногих современных историков, которые отмечают преобладание евреев в раннесредневековой работорговле между христианской (и языческой) Европой и исламским миром. Чтобы пропагандировать это безобразие, которое я не буду здесь обсуждать из-за недостатка места, Маймонид позволил евреям, во имя еврейской религии, похищать нееврейских детей для продажи в рабство, и его мнение, без сомнения, основано на современной ему практике» (с сайта http://www.left.ru/bib/).

Вначале отметим не очень броские слова о том, что современные историки крайне редко пишут о преобладании евреев в раннесредневековой работорговле. Поэтому приведу маленькую выдержку из работы Сисила Рота «История евреев с древнейших времен по шестидневную войну»: «Международная торговля, особенно в странах Северной Европы, все больше оказывалась в руках слоя людей, не имевших собственной страны, но обладавших международными связями и владевших международным языком, необходимым для корреспонденции. Как мы видели, почти целиком в их руках находилась работорговля, считавшаяся в то время не более предосудительной, чем в наши дни торговля скотом».

А теперь обратим внимание на фразу: «Маймонид позволил евреям, во имя еврейской религии». А ведь Маймонид был крупнейшим раввинистическим авторитетом в Средневековье. Его называют руководителем религиозного еврейства как своего времени (XII—XIII вв.), так и сегодняшних дней.

 

Изображение:Maimonides-2.jpg

Моше бен Маймон

Маймонид сформулировал тринадцать главных принципов иудаизма, в четырнадцатом веке эти принципы были изложены в стихотворной форме и вошли в ежедневный ритуал многих сефардских общин, а в последующие века они были приняты всеми ортодоксальными иудеями. Именем Маймонида названа Государственная Еврейская академия, созданная в 1992 году в Москве (обратите внимание — Государственная). Государственной академии присвоено имя человека, разрешившего евреям похищать и обращать в рабство христианских детей, в первую очередь славянских. Это, кстати, подтверждает и Адам Мец, утверждающий, что в Европе работорговцами были почти исключительно евреи, а товар поступал главным образом из славянских земель. Впрочем, он ссылается и на жившего в IX веке епископа Агобарда Лионского, сообщавшего про случаи, когда иудеи похищали детей у франкских христиан, либо получали этих детей для дальнейшей продажи непосредственно от христиан. Интересная оговорка епископа: значит, и гуманные христиане приложили руку к незавидной судьбе этих детей? Да, и это правда.

Хотя основными потребителями рабов были страны ислама, работорговля процветала и в христианской Византии. К примеру, византийский патриарх Фотий (тот самый, которого император Михаил назвал «хазарской мордой») писал о русах: «Этот народ неизвестный, неважный, народ, причисленный к рабам, не имевший значения». Короткая фраза, но как много она говорит! И это слова главы христианской церкви. Возможно, хазарина-выкреста, но — патриарха.

Римская и Византийская империи, по альтернативной версии, — детище семитского завоевания Европы. Поэтому не удивляют сообщения древних историков о массовом использовании евнухов в патрицианских домах. Сообщается, что к 211 году евнухов в Риме стало так много, что их можно было купить всего за одну серебряную монету.

Вот сообщение одного из историков о северокавказских правителях: «В те времена в Аланских горах правили князья из ромеев (византийцев). Это были волки, а не правители. Они кастрировали красивых мальчиков и продавали их в рабство». Согласно АВ, речь идет о правящей у местных племен семитской родовой знати.

Раннехристианский епископ-философ Синезий («Народ положительно требует, чтобы его обманывали, иначе с ними невозможно иметь дела» — действительно глубоко философское утверждение Синезия!) писал о славянах, называя их скифами: «В каждом мало-мальски зажиточном доме найдем раба скифа; они служат поварами, виночерпиями, скифы же и те, что ходят с небольшими стульями на плечах и предлагают их тем, кто желает отдохнуть. Всюду скифы, как будто это искони обреченный и самой природой назначенный на службу римлян народ! Достойно удивления, что эти белокурые варвары, носящие на еврейский образец распущенные волосы, у одних и тех же людей в частной жизни исполняют роль прислуги, а в политической — занимают начальственные места. Мне кажется, что по природе всякий раб есть враг своему господину, когда у него есть надежда осилить его».

Христианский епископ, почитаемый и поныне, не возмущается обилием рабов-скифов на римских (в данном случае — византийских) землях, а удивлен тому, что некоторые из этих белокурых рабов имеют наглость выслужиться и занять начальственные места. Для Синезия все рабы по своей сути враги. Изменилась ли сущность отдельных христианских иерархов в последующие века и даже в наши дни, мы сейчас и поговорим.

 

                                                            ХРИСТИАНСКИЕ ИУДЫ

 

Константинопольский патриарх Григорий V был убит турками в 1821 году. Патриарх, повешенный турками на воротах своей Патриархии, а затем сброшенный в море, в конце XIX века был причислен к лику святых. Послушаем объяснение произошедшему, данное архимандритом Августином (Никитиным) еженедельнику «Дело» 5 марта 2007 года.

«Каковы же были причины, толкнувшие турок на эту жестокость? Дело в том, что ранней весной 1821 г. вспыхнуло греческое восстание, и турецкие власти искали любые средства для его подавления. Греческие православные священники своим примером вдохновляли повстанцев; борьба велась за свободу Православия, и Константинопольский патриарх был ее символом. Турки казнили не только патриарха Григория, но также трех архиепископов, 80 епископов и архимандритов.

Патриарх Григорий V был повешен на перекладине средних ворот 12 апреля 1821 г., в первый день Пасхи. Два дня висело его тело, а на третий день было брошено в море с камнем на шее: но оно не опустилось ко дну. Ночью тело патриарха было взято на одно купеческое судно и перевезено в Одессу, где покоилось в греческой Свято-Троицкой церкви. После того как Греция сбросила турецкий гнет и стала независимым государством, останки патриарха Григория V были перевезены в Афины и ныне покоятся в гробнице в кафедральном соборе».

Каким благородным и бесстрашным человеком предстает перед нашими глазами патриарх Григорий V! Действительно святой, действительно герой нации! Человек самопожертвования ради свободы своего народа. Когда один из друзей патриарха в разгар восстания посоветовал ему бежать, Григорий ответил: «Я предчувствую, что рыбы Босфора будут есть мое тело, но я умру спокойно во имя спасения моей нации». Из всего вышесказанного можно даже сделать вывод, что Григорий V возглавлял восстание греков против турецкого ига, по крайней мере, был идейным вдохновителем. Но это лишь красивая, но мерзкая по своей сути сказка. Попросту ложь. А чтобы читатель не возмутился моими, как это может показаться на первый взгляд, дерзкими словами, приведу слова диакона Русской Православной Церкви Андрея Кураева, сказанные им в интервью Би-Би-Си (с сайта http://portal-credo.ru/authors/kolokol).

«Патриарх Григорий V в 1821 году анафематствовал даже восставших греков — греков, которые восстали против турецкой власти. Почему? Патриарх Григорий узнал, что готовится султанский фирман [указ правителя Османской империи], согласно которому все греки объявлялись вне закона и подлежали обрезанию.

И тогда, чтобы доказать султану, что не всякий повстанец есть православный и не всякий православный есть диссидент в политическом смысле, патриарх издал страшный документ, в котором проклинал восставших греков. Более того, Григорий сказал там, что если вам известно что-либо о планах заговорщиков, идите и настучите ближайшему турецкому чиновнику.

Итог — Григорий V все равно был убит через две недели, но греческий народ остался жить. То есть султан понял, прочитав эти строчки, что все-таки погорячился и что не всякий православный грек есть на самом деле политический враг. Греки остались жить, в конце концов, они победили, Греция получила независимость, и в этой независимой Греции такому странному патриарху ставят памятники, а в конце XIX века он был причислен к лику святых».

Как видите, константинопольский патриарх не только не поддержал восставших греков, наоборот, он их проклял. Проклял в угоду турецкому султану. Проклял, думаю, спасая свою жизнь. Но не помогло, турки все равно его повесили, повесили иуду.

Как же поступают православные иерархи русской церкви? Они перевозят тело в Россию, где торжественно погребают. Причем из Москвы для мощей иуды было прислано патриаршее облачение и митра с крестом, принадлежавшая патриарху Никону, тому самому автору церковной реформы XVII века. А спустя несколько десятков лет предателя Григория объявляют святым.

Вспоминали ли об этом служители церкви, когда их в массовом порядке расстреливали большевики в годы революции? По крайней мере, «митрополит Сергий Старгородский, в 30-е годы возглавлявший легально существовавшую часть церкви в России, как я полагаю, учел опыт выживания православных церквей под турецким и арабским гнетом… Я думаю, он попытался привнести эту модель — выживания православной церкви под мусульманами — в советские условия. Условия компромисса до сих пор нам вполне ясны, а именно: мы готовы не вмешиваться в претензии государства к нашему телу, в том числе социальному телу — к нашему имуществу, к нашим рукам, которые поднимаются для голосования по политическим вопросам, но мы против малейших компромиссов в вопросах веры» (А. Кураев, там же). Кстати, из слов диакона А. Кураева можно говорить о «компромиссе ради выживания как исторической линии православия» (это слова ведущего передачи, которые Кураев не опроверг).

Главное — чтобы никто не вмешивался в вопросы веры, а прихожане — дело десятое. Кто читал книгу «Русь, которая была», думаю, вспомнят историю князя святого Федора Черного. Благодаря Федору в Орде было построено несколько православных церквей, в которых могли молиться и русские рабы, и их православные хозяева. «С устройством храмов слава веры Христовой в Орде засияла светло». Так что русские люди могли идти в татарское рабство весело и непринужденно.

Все начинается с малого, признав предателя святым, сегодня мы имеем церковь, озабоченную только одним: как лучше выжить. И если двести лет назад Григорий V предал восставших, спасаясь тем самым от предстоящего обрезания, то, как мне думается, сегодня многие иерархи в случае нужды уже без проблем сами сделают себе обрезание. Впрочем, при той ситуации, которая складывается в России и в Европе, это уже дело недалекого будущего.

Насколько широко применялось оскопление (детище почитания языческой семитской богини Кибелы) в христианских странах? Не стоит забывать, что христианство возникло из иудаизма, а последнее являлось альтернативой ранним языческим культам у семитских племен, зачастую причудливым образом с ними переплетаясь.

В Ветхом Завете с одной стороны сказано, что «у кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне». Но с другой стороны, это вступает в противоречие с другим библейским утверждением: «Да не говорит евнух: «вот я сухое дерево». Ибо Господь так говорит об евнухах: которые хранят Мои субботы и избирают угодное мне, и крепко держатся Завета Моего, тем дам Я в доме Моем и в стенах Моих место и имя лучшее, нежели сыновьям и дочерям».

А в Новом Завете, в Евангелии от Матфея и вовсе сказано: «Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного». И как следствие трактовки этих слов, в христианской среде появились случаи самокастрации, широко известной с античных времен, когда мужчины отрезали свои детородные части, посвящая это богине Кибеле.

В русском православии, кстати, скопчество не получило распространения, и хотя кастраты встречались среди митрополитов, все они были людьми, прибывшими из Византии.

Однако после церковной реформы Никона появились старообрядцы, вскоре среди них начался бум на собственную кастрацию. Кастрировали всех — мужчин, женщин, детей. Счет на скопцов превышал десятки тысяч. Секты скопцов просуществовали вплоть до начала Великой Отечественной войны. Часто в таких сектах оставляли невредимыми для продолжения рода одного-двух мальчиков. Но потом все равно кастрировали. Но знали ли эти староверы, фанатики веры, что они производят обряды в честь языческих богинь Астарты и Кибелы, богинь пантеона пришельцев из района Армянского нагорья?

В делах кастрации значительно преуспела Византия, императорский двор ломился от евнухов, которые занимали самые высокие посты, сосредоточивая в своих руках реальные рычаги управления государством и церковью. В Константинополе существовал даже специальный монастырь для евнухов. Даже патриархом был евнух, чьими соперниками на это место были такие же скопцы.

История скопца патриарха Игнатия весьма любопытна и с точки критики традиционной хронологии. В 811 году в битве с болгарами погиб византийский император Никифор, а его сын-соправитель Ставрикий был тяжело ранен. Воспользовавшись ситуацией, власть захватил муж дочери Никифора Михаил. В том же году император Михаил объявил своего старшего сына Феофилакта соправителем. Однако через полтора года после жестокого поражения болгарами Михаил I отрекся от престола, к тому времени уже практически захваченного его полководцем Львом V Армянином. Михаил I был заключен в монастырь, причем оба его сына были оскоплены. Спустя несколько лет после убийства заговорщиками Льва V эта участь коснулась и сыновей Льва. Судьба Феофилакта, старшего сына императора Михаила I, нам не интересна, а вот другой его сын 14-летний мальчик Никита стал скопцом-монахом Игнатием. Минуло 33 года и по решению императрицы Феодоры, регентши при малолетнем Михаиле III, Игнатий стал константинопольским патриархом.

Через несколько лет реальную власть в империи получил Варда, дядя малолетнего Михаила III, с которым патриарх Игнатий вступил в конфронтацию. Он даже отлучил Варду от причастия, но был схвачен и низложен. А патриархом назначен Фотий, «хазарская морда».

Жизнь Византии времен Игнатия характеризовалась ожесточенной религиозной борьбой. Отец будущего патриарха император Михаил I был ярым иконопочитателем, объявившим смертную казнь всем еретикам, к коим относились манихеи и павликиане. Последние, получившие предположительно свое название от имени апостола Павла, являлись приверженцами учения, зародившегося в Армении. А император Лев V Армянин считался иконоборцем. При таком раскладе патриарх Игнатий вступил на твердый путь иконопочитания.

Согласно ТВ, иконоборческое движение в Византии состояло из двух периодов. Начало первому положил император Лев III Исавр (из Исаврии, граничившей на юге с армянской Киликией), в 730 году запретивший почитать иконы. Догмат иконопочитания восстановила императрица Ирина, регентша при своем малолетнем сыне Константине.

Второй период иконоборства связан с правлением другого Льва — Льва V Армянина, конец периода — с именем императрицы Феодоры, регентши при своем малолетнем сыне Михаиле III. Любопытные совпадения. Иконоборцы — Львы, а иконопочитание восстанавливают женщины-регентши. Дубликаты традиционной истории

Патриарх Игнатий — персонаж второго периода иконоборства. Встает вопрос: есть ли дубликат святителю патриарху Игнатию в первый период иконоборства? Да, есть. Это святитель патриарх Герман. Его отец был одним из первых сенаторов в Византии. При вступлении на престол императора Константина Погоната сенатор был убит, а его сына мальчика Германа оскопили и отдали в церковные клирики. Очередное совпадение?

Как и Игнатий, патриарх Герман тоже был насильственно низложен. Еще совпадение? А что скажете на такие факты: Герман был епископом в городе Кизик. Этот город известен тем, что при Константине Погонате он был захвачен арабами. А Игнатий был сослан на остров Теревинф, который при нем тоже был захвачен, правда, не арабами, а русами, которые как раз и появились в те годы традиционной истории. Много совпадений в истории двух периодов богоборчества, но это не должно удивлять — все это дубликаты традиционной хронологии.

 

                                                                     СЛУГА САТАНЫ

 

Эта глава началась с цитаты М. Даймонта о византийском изобретении — кастрированных мальчиках-хористах. Изобретение, надо полагать, христианское, так как в Новом Завете апостол Павел сказал: «Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить». И хотя смысл слов Павла состоял только в том, что женщинам запрещалось возвышать свой голос на церковных собраниях, христианские толкователи поняли эти слова как запрет на женское пение в церковных хорах.

Но как же обойтись без высоких голосов? Можно, конечно, использовать мальчиков, еще не вошедших в период полового созревания, можно поискать взрослого мужчину с фальцетом, но мальчиков надо учить, а вскоре они быстро вырастают, а мужской фальцет зачастую звучит фальшиво. Да и певцов требуется очень много. Но зачем искать новых мальчиков на смену старым, когда можно их просто кастрировать? Мальчиков много, женщины их еще нарожают. Конечно, это не очень красиво с точки зрения морали, но каковы голоса, устремленные к Богу! А посему отцы церкви с большой охотой внимали пению кастратов.

А если мальчики были из бедных семей, а таких было подавляющее большинство, то их родители сами охотно предлагали своих сыновей для кастрации, получая за это некоторую сумму денег. Понимая, что это их не красит, они объясняли лишение яичек у своих сыновей как следствие нападения борова. В одной только Италии ежегодно более двух тысяч (по другим данным — 5000) мальчиков подвергались «нападению свиней».

Времена меняются, меняются и нравы, только священнослужители остаются на том же уровне морали. Вот, к примеру, приехал в Москву ведущий знаток византийского пения афинский священник Иоанн Фатопулос, прочел лекцию в храме святой мученицы Татианы при МГУ. Думаете, покаялся за грехи тяжкие своих предшественников? Наоборот, он даже гордился тем, что «нет смешанных хоров мужчин и женщин» (с сайта http://www.pravoslavie.ru/put/050519130434). «После первых веков христианства Церковь, опираясь на свой опыт, и во избежание смущения, вызываемого смешанным пением, иногда музыкальной невозможностью приспособить женские и мужские голоса друг к другу, — здесь везде мы говорим об одноголосной музыке — пришла к решению утвердить на приходах только мужские хоры, позволив женщине петь в женских монастырях».

А еще он подчеркнул, что «церковная музыка была создана с великим вниманием Святыми Отцами так, чтобы она помогала душам христиан приблизиться к Богу». Какой ценой души христиан приближались к Богу? Искалеченными жизнями тысяч детей, половина из которых умирала при операции от истечения кровью и занесенных инфекций? И эта цифра отнюдь не завышена. Совсем недавно после несложной операции обрезания, не сравнимой с кастрацией, умер от потери крови сын одного из московских имамов. И это сегодня в Москве с ее уровнем медицины, что же можно говорить о временах средневековья?

Но вернемся к греческому священнику, хотя речь-то идет отнюдь не о нем, а гораздо шире, о проблемах соотнесения жизни человека и его души. А из всего сказанного получается, что для церковных иерархов ценность имеют только души людей, но отнюдь не их жизни. «С устройством храмов слава веры Христовой в Орде засияла светло». Вот это главное? Получается, так? Если нет, то где покаяние, причем, не вынужденное, а искреннее, покаяние на коленях? Увидим ли мы его? Встанут ли когда-нибудь на колени римский папа и православные патриархи? Впрочем, следует заметить, что в отличие от католиков и византийских православных русские мальчики избежали участи петь в церковных хорах.

В католической Европе кастраты-хористы появились из Испании, большая часть которой еще была исламской, Испании — европейского центра по оскоплению рабов. Оттуда мода на сладкоголосых хористов быстро перешла в Италию, под бок римских пап. Уже один этот факт указывает на тех, кто должен нести ответственность. Шли века, и лишь в 1878 году папа Лев XIII запретил кастрацию.

Было ли покаяние? Об этом мне не известно. Зато широко известны различные покаяния другого римского папы — Иоанна Павла II, но по иным вопросам. Любил папа каяться и совершать несвойственные римским папам поступки. Он был первым из пап, кто посетил синагогу и, сняв обувь, вошедшим в мечеть, первым выступившим в протестантской церкви. О времена и нравы! За любой из этих поступков его предшественников низложили бы и в рубище отправили в далекие края замаливать совершенные действа. А ему это даже ставится в заслугу, даже святым хотят объявить, причем раньше срока, положенного церковными канонами.

Сам же Иоанн Павел II причислил к лику блаженных более 1300 человек и 480 человек канонизировал, объявив святыми, это больше, чем все его предшественники, вместе взятые, сделали за последние 500 лет. По-стахановски работал папа, производя по поточному методу новых святых.

Я не имею ничего против многочисленных поездок папы, посещений им рок-концертов и футбольных матчей, однако нельзя посещать культовые сооружения чужих религий. Просто надо помнить слова Христа: «Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего. Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи». Но папа Иоанн Павел II, забыв слова Христа, не только посетил синагогу, но и назвал иудеев «старшими братьями».

Однако этого показалось мало и папа через несколько лет в ходе визита в Израиль молится у Стены плача — самого святого для иудеев места, это остатки внешней стены Иерусалимского храма, разрушенного римлянами в I веке. Традиционно иудеи, посещающие Стену плача, оставляют в ее расщелинах бумажки со своими молитвами. Папа Иоанн Павел II, как будто он истинный иудей, совершил аналогичное, оставив записку с молитвой, где от лица сотен миллионов католиков выпрашивал прощение у иудеев.

Своей молитвой он предал Христа, отступился от него. Он забыл слова апостола Матфея, свидетельствовавшего: «И отвечая весь народ сказал: кровь Его на нас и на наших детях». И еще в Откровении от Матфея: «Никто не может служить двум господам». Тем самым римский папа, отвернувшись от Христа, перешел на сторону его врагов, готовящих пришествие антихриста.

Больной на голову Иоанн Павел II (он последние 12 лет страдал болезнью Паркинсона, зачастую выражающуюся в прогрессирующем слабоумии, причем первые внешние признаки болезни появляются после 10-15 лет от ее начала. Следовательно, можно предполагать, что начало болезни у папы Иоанна Павла II совпало по времени с моментом его избрания на римский престол) даже признал, что в холокосте есть доля вины и христиан. Он попросил прощения у иудеев за то, что верующие христиане не сумели воспрепятствовать холокосту. То есть, таким образом, признал вину христиан в холокосте. Поэтому теперь, благодаря его словам, можно встретить такие фразы иудеев в адрес христианского мира, как: «Одна часть Западного мира уничтожала евреев, другая спокойно за этим наблюдала».

А есть и такие строки: «Мы должны помнить, что русское, украинское и белорусское население оккупированных территорий СССР, за редким исключением (в Музее «Яд-ва-шем» существует всего около 3000 фамилий т. наз. «праведников мира») не спасало сограждан-евреев, а зачастую активно сотрудничало с нацистами в деле их уничтожения». (Александр Шойхет, статья «Забытые традиции еврейского героизма», опубликованная на сервере «Заграница» при библиотеке Мошкова). Как это понять: было всего 3000 праведников, а остальные миллионы русских, украинцев и белорусов (обратите внимание — выделено только три нации) — пособники фашистов в деле уничтожения евреев? Спасибо за доброе слово.

А вот интересно, вошли ли в число праведников пожилые поляки, оказавшиеся вместе в одной камере с еврейским мальчиком Толей Ванукевичем? «Оказавшись в камере с пожилыми поляками, я сразу ощутил их заботу. Это они методично внушали мне: «Ты не еврей. Ты — белорус» (газета «Шабат Шалом», февраль 2003г.). Сколько таких безвестных людей помогали евреям, но раз их фамилии не сохранились, теперь они все чохом отнесены к пособникам (пассивным или активным) нацистов? Получается, что так.

Но какое отношение нацизм имеет к христианству? Ведь сам Гитлер и его приспешники де-факто не были христианами. Гитлер считал христианство устаревшей и умирающей верой, даже называл его «еврейским надувательством». Конечно, и среди католиков были разные люди, были те, кто принимал активное участие в холокосте. Были церковные иерархи, поддерживающие фашистский режим. Так, в 1938 году, сразу же после оккупации Австрии, австрийский кардинал Иннитцер благословил Гитлера и заверил его в том, что австрийские католики будут самыми верными сыновьями рейха при условии, что церковь сохранит свои привилегии. Как видите, и здесь главной целью церковных иерархов оказывается сохранение и приумножение привилегий. Но не меньше, а, пожалуй, даже больше вина католиков в геноциде православных народов. Известны многочисленные случаи, когда союзники Гитлера хорватские усташи, вдохновляемые католическими священниками, проводили массовые уничтожения православных сербов. А на территории Западной Украины так действовали католические униаты бандеровцы, виновные в уничтожении сотен тысяч людей, кстати, включая и католиков-поляков.

Однако никакого покаяния за преступления католиков в годы Второй мировой войны против православных от Ватикана почему-то не последовало. Мало того, Иоанн Павел II причислил к лику блаженных кардинала Степинаца, активного пособника хорватских усташей. А другой пособник гитлеровцев западноукраинский митрополит Андрей Шептицкий сейчас именуется титулом «Слуга Божий», присваиваемым тем, кто вскоре должен быть причислен к лику католических святых. Как видите, Иоанн Павел II хоть и любил каяться, но каялся избирательно.

И хотя вина отдельных христиан в активном пособничестве фашизму бесспорна, тем не менее, в целом христиане оказались такими же жертвами фашистского режима, как и евреи. Я приведу фразу из открытого письма американского генерала Вернона Чонга. Само письмо в переводе на русский язык размещено на произраильской Интернет-странице http://world.lib.ru/d/didkowskaja_i_p/generaltshong19082006.shtml, что уже говорит о многом. «От 5 до 6 миллионов христиан были уничтожены по политическим причинам. Только в Польше были казнены или зверски замучены 7 тысяч христианских священников. Иначе говоря, нацисты уничтожили почти столько же христиан, сколько и евреев». Это же письмо можно прочесть и на «Сайте общества «Дом Януша Корчака в Иерусалиме» и студии наивного творчества «Корчак», причем цифры, приведенные в письме, не оспариваются. Можно ли, в таком случае, огульно обвинять всех христиан, весь Западный мир, а также благодаря А. Шойхету персонально русских, украинцев и белорусов в холокосте?

Генерал В. Чонг, наверное, не случайно привел пример Польши. Нет, не потому, что сам папа был поляком. Польские католические священники действительно разделили печальную судьбу своего народа, потерявшего несколько миллионов человеческих жизней. Славянские народы, относимые фашистами к недочеловекам, в годы войны понесли потери в 20 с лишним миллионов человек. Это в основном русские, белорусы, украинцы и поляки. Эти цифры не сравнимы с потерями сербов и черногорцев, но лишь потому, что численность последних не очень велика. Но мало кто знает, что в балканской Черногории погибло 47% ее жителей! Одних только советских военнопленных было умерщвлено в гитлеровских лагерях около 4 миллионов человек. Подавляющее большинство из них были славяне.

Советские военнопленные — единственная категория заключенных, к которым применялось особое отношение. Именно на них впервые был опробован газ «Циклон»: в августе и сентябре 1941 года более 1500 военнопленных были умерщвлены этим газом в Освенциме. Сколько же всего погибло наших военнопленных в этом лагере? Очень много. Достаточно привести две цифры: на 1 июля 1942 года в Освенциме в живых из них оставалось только 154 человека. Сколько их было всего? Только в одном октябре 1941 года в лагерь поступило 10000 наших военнопленных. Общую картину геноцида представить нетрудно.

«Циклон» использовали и в Маутхаузене и опять первыми, кто был убит этим газом, оказались советские военнопленные (март 1942 года — 164 человека). «Спецотношение» к ним выражалось и в том, что во многих лагерях именно советских военнопленных заключали в отдельные зоны с особым режимом, в то время как все остальные узники жили в общих лагерях. Кстати, советских военнопленных фашисты называли русскими, а потому и уничтожали их в первую очередь как русских людей. А в особых бараках в Маутхаузене содержались и несколько тысяч русских детей, к ним тоже применялось спецотношение. Именно к ним. Но об этом старательно забыто.

Двадцать миллионов погибших во время Второй мировой войны восточных славян — это разве не геноцид? Для римского папы — нет. Да и не только для него. Походите по интернету, по сайтам, посвященным жертвам фашизма. Много ли вы найдете материалов о геноциде славян? Жалкие проценты из общей массы, как будто не было миллионов уничтоженных фашистами славян. Это плевок всем нам.

А что можно сказать о названии документального фильма «Маутхаузен. Жертвы нацистского холокоста»? Между тем в этом одном из самых многонациональных концлагерей более половины уничтоженных людей были славянами. Как можно отнестись к авторам такого фильма, разве они не владели такими цифрами? Или для них славяне всего лишь тоже недочеловеки?

Но вернемся к Польше с ее священниками. «Многие католические священники укрывали евреев (особенно детей) в монастырях. За это им угрожала смерть или отправка в лагерь уничтожения — и неизвестно, что страшнее. Но сами они считали свое поведение не подвигом, а естественным поступком христианина. Большинство этих приходских священников, монахов и монахинь были бы очень смущены, если бы их стали преувеличенно хвалить за такие поступки. На любом пьедестале эти люди, как правило, выходцы из простонародья, чувствовали бы себя крайне неуютно. Но общее число еврейских детишек, спасенных католическими священниками, превышает 20 000 человек» (А. Буровский «Евреи, которых не было»).

Неужели об этом не знал папа Иоанн Павел II? Между тем, в его биографии говорится, что сам будущий римский папа работал в подпольной организации, укрывавшей краковских евреев, а затем переправлявшей их в другие страны. Как видим, очень избирательно каялся этот папа.

Именно на Иоанне Павле II лежит значительная доля вины в распространении окутавших ядовитым облаком Европу и Америку толерантности, политкорректности, мультикультурности. Нет, я ничего не имею против этих понятий самих по себе, просто европейские и американские либералы настолько извратили их истинную сущность, что думающий человек без сопутствующего ругательного слова эти понятия не назовет. Теперь эта разрушительная и зловонная гадость широким потоком течет и в Россию. Но нам преподносят это как пример прогрессивного развития человеческого общества и называют это европейской культурой. На это есть ответ у Тацита: «У покоренных это называется культурой, но на самом деле это лишь составляющая часть их рабства» («Агрикола»). Прививка рабской культуры удалась: во-первых, вакцина подействовала, а во-вторых, никто даже не понял, как и с какой целью эту операцию проделали над европейскими народами. А зараженные ныне уже сами активно действуют, подавляя остатки разума, пока еще сохранившиеся у здорового меньшинства.

Тринадцать веков назад Европу накрыла волна разрушения и смерти. Была полностью перекроена ее этническая карта. Наполовину изменился ее генофонд. Однако силы Нашествия выдохлись, растворившись в общих потомках. Но после себя они оставили не только свои гены. Они дали новой Европе знания, силу и энергию. Для новых жителей Европы цель всегда оправдывала средства. Жестокость на уровне безжалостности стала движущей силой новых европейских народов.

Пришельцы сделали бесценный подарок европейской цивилизации — прививку жестокости и энергии, благодаря которым европейская цивилизация стала доминирующей в нашем мире. Куда, в какие дали могли зайти европейская наука и культура в наступившем XXI веке? Или же погибли бы со всем миром от глобального оружия?

Но не это, не забота о существовании человеческой цивилизации двигали теми, кто решил довести дело первых пришельцев. Эта Европа, эти люди не должны были существовать, впрочем, как и само христианство. Ведь, если бы не триумфальное шествие христианства в те давние времена, то разрушений и гибели в Европе было бы несравненно больше.

Впрочем, и само христианство никогда не забывало своих корней. Пусть и бессознательно, на подкожном уровне, но помнило, знало и действовало. Типично христианская, лицемерно милосердная казнь путем сожжения на костре — без пролития крови — на самом деле представляла собой языческий обряд пришельцев, обряд поклонения их кровожадному богу Баалу. Знали ли об этом отцы церкви, благословлявшие такие казни? Они, борясь с еретиками, тысячи, десятки тысяч раз тешили дьявола — Баала. Точно так же тешил его и последний римский папа. Папа не от Бога, а от дьявола. Именно во многом на его руках вскоре будет лежать кровь, широкими потоками прольющаяся в Европе, кровь гибели ее цивилизации, наконец-то «удачно» заведенной в тупик.

Стучит ли еще пепел Клааса в сердцах?